Skip to main content
All Diaspora Council January 2017

THIRD REPORT: Church Publications And The Internet-Sobor Website by Vadim Yarmolinets / О Церковной Прессе И Веб-Сайте Интернет-Собор С Дополнением (English and Russian)

Vadim YarmolinetsThe Pre-Council Committee assigned me to prepare a report on church publications, and particularly on the activities of Metropolitan Agafangel’s bully pulpit, the Internet-Sobor website. What gives me the right to take on such a topic? I have spent 30 years of my life working for the press, 18 of which were spent at the oldest Russian émigré newspaper, “The New Russian Word” (“Новоe Pусскоe Cловo”). After the newspaper closed, having celebrated its 100th anniversary, I now work for radio stations in New York City.

 

Journalism is often accused of being in the thrall of those who pay for its services. These charges are on occasion fair. Ideally, journalism’s task is the gathering of verifiable information and its objective analysis. Instead, we are often fed disinformation, the goal of which is to acquire and hold on to power. What kind of source of information can we call Metropolitan Agafangel’s platform Internet-Sobor? This site, as we know, has distinguished itself among church publications by conducting heated debates both on abstract topics, as well as current political topics.

 

Under the category of abstract topics, I would list the polemics prompted by the blasphemous fabrications of Vyacheslav Demin on the nature of the swastika and Hitler’s role in world history. Demin’s articles initially appeared on the site of the Moscow parish of the New Martyrs and Confessors of Russia of Fr. Valeriy Leonichev, but arguments on these topics then spilled over onto Internet-Sobor and The Russian Idea website, whose chief editor is the well-known Orthodox columnist Mikhail Viktorovich Nazarov, who stepped forward as the main critic of Demin.

 

The results of this dispute are well known. The Moscow parish split in half and the group of parishioners that supported Nazarov left. Nazarov, who transferred his criticism from focusing on Demin on to the latter’s protector, Fr. Valeriy, and then on the Metropolitan, was expelled from the Church. Political discussions were provoked by the overthrow of the government in Ukraine, the subsequent war, and judgments on the role of Russia and the Russian people in the context of these current events. At the end of 2014, these debates resulted in a group of Russian parishes, led by two bishops and a dozen priests, leaving Metropolitan Agafangel. (A link to Fr. Sergey Kondakov’s blog post.) This case involved approximately two thousand laypeople, a huge loss, especially in light of the small size of the ROCA(A).

 

It was obvious to both ordinary laypeople and the Odessa Synod, that neither of these debates brought benefit to the Church.

 

In this regard, the minutes of the April 2015 session of the Synod are a telling document, to wit: “An attack is being waged on ‘Internet-Sobor,’ with a petition begun to shut it down. At one time, the Chairman envisioned this site as an Internet resource accessible by everyone, where information could be presented in support of the Church, especially in cases of our parishes being persecuted. To that end, it is important that the site presents an adequate range of opinions, even including material from representatives of other jurisdictions. As a result of well-known and unfortunate events, ‘Internet-Sobor’ now contains mostly material relating to events within the Church. This has led to relative peace on the site, but the rate of visits has dropped threefold and is not growing. If there were persecutions, this web resource would not be able to provide a defense in terms of vital information.”

 

This is the logic of the defenders of the Internet-Sobor site: the site is needed as an important source of information, but the effectiveness of its work depends on site traffic, and a high rate of hits can be achieved by providing a sufficiently broad range of opinions. “Providing a sufficiently broad range of opinions” in this case is understood as the publication of provocative material; works such as those of the Orthodox Hitlerite Demin, or material that, outside the borders of Ukraine, is considered Russophobic. What stands out in this case:

First, that the Chairman, who presents himself as a stalwart fighter of ecumenism and now schismo-ecumenism, is prepared to allow his site to be a platform for representatives of other jurisdictions.

Second, while claiming political neutrality, the Metropolitan posts material that prompt accusations of Russophobia. His well-known article “Whence comes danger” (IS 11/29/14) is illustrative, as it discusses from what corner of the world the Antichrist may arise. Russia – is one of the countries on the list.

Third, the excerpt that I provided of criticism of Internet-Sobor has been deleted from the version of the minutes posted on the official site of the ROCA. I found it in the full version of the minutes on the diocesan site of Archbishop Sophroniy.

 

The desire of the site administrators to increase traffic is understandable, but any reasonable person can see that publishing provocative material leads to the destruction of the Church.

 

What is more important than for the editor in chief of the site?

 

As recently as September 2016, a new article appeared by Fr. Valeriy Leonichev with the title, “Before his departure, President Obama legalizes Satanism on a government level.” This announcement is totally absurd fiction. President Obama did not sign any such law, and before that, Congress obviously had not considered any such bill. Leonichev’s fanciful notion, picked up by IS, is absurd since the First Amendment to the U.S. Constitution prohibits Congress from passing any law related to the establishment of any religion.

 

The impression is that the only reason for publishing this was to provoke another heated debate, with the usual inflaming of the audience at home and abroad, and mainly, in rebellious America, whose president presumably legalized Satanism.
In view of the destructive effects of Internet-Sobor, many in the Church consider it vital to exclude any material open to debate from their parish, diocesan or synod sites. An example of such a site is the “Western European Newsletter” on the “Karlovtchanin” site. The hit counter on the site is visible to everyone and shows that its information is viewed anywhere from a thousand to three thousand times. The consistency of the level of hits speaks to the stability of its audience and their trust, but such sites as “Karlovtchanin” will not put a stop to the discussions on blogs and social media sites such as “Live Journal,” for example.

 

Should the Church avoid political discussions?

 

To answer this, we can turn to lessons from the past. World cataclysms such as the Bolshevik Revolution in Russia or the Second World War did not allow the Church to completely stay away from events that swept up their flock. This can also be said of our time, where the Russo-Ukraine conflict did not bypass the Church, which counts Russians and Ukrainians as its members. The question is how to discuss their common plight so that neither one of them loses the feeling that the Church Abroad is their common home.

 

This obviously demands adherence to the most common journalistic ethics, and despite the circumstances, in war or in peace, these ethics first of all ensure that opponents are provided the opportunity to engage in discourse as equals. The truth will never be attained without it. Such a rule does not exist for Metropolitan Agafangel. As the editor in chief of Internet-Sobor, he can attack his opponent as much as he likes, without giving the aggrieved party the chance to answer him directly. And even if an answer slipped somehow onto the pages of Internet-Sobor, it is promptly removed. Those cut off from discussions on IS try to continue the debate on other sites, but they face the fact that the Metropolitan continues to ignore them, or that he answers selectively, avoiding those points of contention for which he has no answer.

 

As an example, I would like to show how the conflict between Metropolitan Agafangel and the Holy Trinity parish in Astoria, NY, has been described in the church press. This conflict served as the breaking point between the Odessa Synod and two of the larger dioceses.

 

Allow me a short review of the reasons for the conflict. After the passing of Fr. Vsevolod Dutikow in September 2015, Met. Agafangel ignored the many requests of the parish council to name Fr. Dmitriy Dobronravov as the rector and assigned Fr. Vladimir Petrenko from Brazil to the vacant position. The council explained to Met. Agafangel that the parish was incapable of supporting a priest and his family of four when the priest is unable to at least in part support himself with a regular job. There were other reasons as well for why the parish could not support this appointment, but the primary reason was the real possibility of bankruptcy that this decision would threaten. Met. Agafangel ignored all the reasons presented by the council and, having arrived for a general parish meeting, tried to insinuate his supporters onto the council. This attempt fell through. Then, having returned to Odessa, he openly declared at the Synod’s May 2016 session that order could be restored in the parish if those who were a bother to him were thrown out. He then slandered parish council member Larisa Young and Fr. Dmitriy Dobronravov.

 

The parish learned of this from the report of Fr. Oleg Mironov, who attended the Synod session. The parish council then sent Met. Agafangel a written request asking that he explain his words. Again, no answer to this request was received, but punitive measures soon followed.

 

In June 2016, Met. Agafangel banned two members of the Parish Council from taking communion and explained his actions on IS this way: “Fr. Vladimir called Vadim Yarmolinets on the eve of his planned visit to the parish for its patronal feast and, in reply, was promised that the police would be called if he dared to arrive and even his life and well-being were threatened. I have never experienced such threats to a rector in our church. As a result, Fr. Vladimir, decided, after consulting with me, to cancel his visit to avoid having the patronal feast disrupted. It is clear by their actions that members of the Parish Council, Larisa Young (she sets the tone at their meetings) and Vadim Yarmolinets are staging a rebellion against the rector, the ruling bishop and the Synod of Bishops, which assigned the rector. In other words, it is an open rebellion against our church.”

 

This statement, which to this day remains on Internet-Sobor, is not only slanderous but is also an example of how to destroy the reputation of people without giving them the opportunity to answer such serious accusations. And this accusation is quite serious, as threatening the life of someone in the U.S. is a criminal offense.

 

Whether Fr. Vladimir’s life was threatened or not could easily be cleared up by Fr. Vladimir himself, but he has twice refused to answer this question. He has answered neither a letter from the Holy Trinity parish council or a similar written request from the Pre-Council Committee. The story of how two members of the Holy Trinity Parish Council were slandered and banned from communion was described in detail in articles on the site “Portal-Credo” and the blog of Fr. Sergey Kondakov. Nevertheless, Met. Agafangel announced from his Internet-Sobor platform that his opponents cannot present a single, serious charge against him.

 

I repeat that threatening someone’s life can be a cause for criminal investigation, as is slander with the aim of seizing property for your “satchel of real estate,” which is what Met. Agafangel calls property of the parishes. One could also mention how many times the lie was repeated on the pages of IS that the Holy Trinity parish council was throwing the widowed Matushka Irene Dutikow out on the street.

 

The method used by Met. Agafangel is brilliantly described by one of the best masters of propaganda in the world, Joseph Goebbels, who said: “we are not striving for truth, but for effect.” The effect is obvious. Even those who are not blind followers of the metropolitan, but are even his critics, repeat his words that the accusations made against him can be characterized as only displeasure with his administrative actions. As recently as December 2016, M.V. Nazarov wrote in a letter to the Pre-Council Committee of the VI All-Diaspora Council that appears on his blog, “…the differences of opinion that the Committee has with the First Hierarch are administrative in nature and do not appear to many members of ROCA(A) to be convincing grounds to demand that he relinquish his authority as the First Hierarch.”

 

After all of this, how can you not say that the method of repeating lies and isolating your opponents does not work. Actually, our charges do go beyond the mere administrative, especially since they coincide with the accusations that Nazarov himself has made against the Metropolitan; that he has violated the canons and moral standards, which may belie an absence of the fear of God, in other words, irreligion.

 

Such are the results of abusing the power of the press, in this case, by Internet-Sobor and its editor in chief. One more requirement of the work of an editor is the maintenance of the most ordinary standards of civility. It is evident on the Internet-Sobor site how easily those who comment switch from the topic of discussion to mockery and insults, made all the more easy by the use of pseudonyms. Insult whomever and however you like, who will stop you?

 

Can the Metropolitan, who is the administrator of IS, not monitor civility on his site? He not only can do this, but he himself established the rules for this requirement at the Synod of Bishops session in May 2014, and therefore should be one of its primary adherents. The Synod issued the “Resolution on rules for discussions on public informational resources,” which stated, “topics that are viewed by everyone can and should be general in nature and may not impugn the honor and virtue of any one of our brothers in Christ. Discussions that eventually do relate to someone in particular may be carried out only by internal correspondence and may not be viewed by outsiders.”

 

The fictional account of how a member of the parish council threatened the life of his brother in Christ was made public by the Metropolitan without any trial or investigation, and obviously, without allowing the accused to defend himself. The same was true of the story of driving Matushka Irene out into the street. How can we speak of standards of decency in discussions, if the author of the rules of conduct themselves is the first to violate them? The Metropolitan does nothing to filter out anger, insults, and slander from the discussions that he himself starts. People who have any shred of self-respect at all will not remain members of this debate club for very long. Indeed, the list of regular participants of these discussions is not long and doesn’t change; nun Vera, Hieromonk Nikandr, Evgeniy and someone who calls himself Method (Metod). Several people, including the Metropolitan himself, use the pseudonym “Internet-Sobor.” With enviable cohesion, this team of authors heaps abuse on opponents of their boss.

 

And the same question again arises, what is the point of these discussions, if their result is the predictable, the destruction of the church? Any report, it would seem, should end by concluding how to adapt to the new demands of our highly technological age. All of us want to live according to exact instructions, put forth for by intelligent and good-intentioned pastors.

 

One thing that can be recommended with certainty is that if the owners of a site decide to open a comments section, the use of pseudonyms in these sections is not permissible. People who commune from one chalice, people who belong to one religious community, no matter where their parishes are located, should not hide from one and other. The basis for sound relations in a family, in a parish and in the whole church, is trust. If these people are hiding something, if they are pursuing personal goals, there is no place for them in church discussions.

 

In speaking of the peculiarities of Metropolitan Agafangel’s personality, as a publisher and an editor, it is important to bear in mind where his residence is located and in what informational context he lives. His declaration of neutrality cannot withstand any scrutiny. He sees the Kiev government as his protector against the MP, whose agents, in his words, surround him everywhere.

 

The Metropolitan declared as much behind the closed doors of the extraordinary session of the Council of Bishops in November 2014, when the discussion again turned to the destructive activities of IS, and he said, “I know if the territory of Novorossiya is established here, they will annihilate us, 100%.” And further, “So, I should pray for Novorossiya? Obviously, we have prayed that these wretches do not make it here. John Herbst, who is a person with experience in these matters, warned me that Odessa could be invaded. It is possible that we will have to defend our sacred items.” And finally, “At least, the Ukraine government allows us to live and flourish.”

 

The impact of living in Ukraine and sharing common interests with its current government, which one would be hard-pressed to define as expressing the interests of the Russian part of the country’s population, was clearly reflected in those articles on IS that so outraged the Russians living in Russia. Metropolitan Agafangel’s attitude towards the conflict between Russia and Ukraine would certainly be different if he were to live in New York City, where his predecessors lived, as befits the Metropolitan of New York and Eastern America. But it seems that he does not like America and for that reason does not stay there very long. America answers him in kind.

 

I would like to conclude my report thus; to train a professional editor or blogger is possible, just as you can prepare any specialist of any other profession, but this training needs to start with a future professional person who is honest and conscientious. The holy canons and the rules for serving in the Church are created for honest people. A deceitful person will always find a loophole to get around the rules.

 

Unfortunately, in our life on earth evil is inescapable and often lives next to us. Our task as Christians is to try to the best of our ability to guard ourselves from this evil and to protect those whom we love.

 

***

 

О церковной прессе и веб-сайте Интернет-Собор

 

Предсоборная комиссия поручила мне подготовить доклад о церковной прессе и в частности о деятельности трибуны митрополита Агафангела Интернет-Собор. Что позволило мне взяться за эту тему? 30 лет своей жизни провел в прессе, из них 18 лет – старейшей газете русской иммиграции – «Новом русском слове». После того, как газета, отметив свое столетие, закрылась, я работаю на нью-йоркском радио.

 

В адрес журналистики нередко слышны упреки в зависимости от тех, кто оплачивает ее услуги. Нередко эти упреки справедливы. В идеале задачей журналистики является сбор достоверной информации и ее беспристрастный анализ. Вместо этого мы часто сталкиваемся с дезинформацией, целью которой является захват и удержание власти. К какому же типу средств информации является трибуна митрополита Агафангела Интернет-Собор? Этот сайт, как мы знаем, прославился среди церковных изданий проведением острых дискуссий, как на темы отвлеченные, так и на актуально-политические.

 

В качестве отвлеченной темы я бы привел полемику, вызванную кощунственными измышлениями писателя Вячеслава Демина о природе свастики и роли Гитлера в мировой истории. Первоначально статьи Демина появились на сайте московского прихода Новомучеников и исповедников российских – о. Валерия Леоничева, но полемика выплеснулась и на Интернет-Собор и на сайт Русской идеи, главный редактор которого – известный православный публицист Михаил Викторович Назаров выступил в качестве главного критика Демина.

 

Плоды этой полемики известны. Московский приход раскололся и часть прихожан, поддержавшая Назарова, покинула его. Назаров, который перенес свою критику с Демина на покровительствовавшего ему отца Валерия, а затем и на митрополита, был также отлучен от Церкви. Политические дискуссии были вызваны государственным переворотом на Украине, последовавшей войной и оценками России и русского народа в контексте текущих событий. Эти дебаты завершились в конце 2014 года уходом из под омофора митрополита Агафангела группы российских приходов, окормляемых двумя епископами и десятком священнослужителей. (Ссылка на сообщение в блоге о. Сергия Кондакова) Речь шла приблизительно о двух тысячах мирян – огромной потере – с учетом того, насколько невелика численно РПЦЗ (А).

 

То, что обе дискуссии не пошли на пользу Церкви, было очевидно и рядовым мирянам и одесскому Синоду.

 

Интересным документом в этом плане является протокол апрельского 2015 года заседания Синода, где говорится:
«Идет атака на веб-сайт «Интернет-Собор», собирались подписи за его закрытие. Когда-то Председатель задумывал этот сайт как общедоступный интернет-ресурс, через который можно было бы осуществлять информационную поддержку нашей Церкви, в том числе, в случае гонений на наши приходы. В этих целях необходимо было бы, чтобы он представлял достаточную широту мнений, включая материалы от представителей других юрисдикций. Теперь, после известных скорбных событий, на «Интернет-Соборе» помещаются материалы преимущественно внутрицерковного характера. Это привело к относительному успокоению вокруг сайта, но посещаемость его упала в три раза и не растет. В случае гонений, этот веб-ресурс не сможет уже обеспечить необходимой информационной защиты».

 

То есть логика защитников Интернет-Собора такова: сайт нужен как важный информационный источник, но эффективность его работы зависит от посещаемости. А высокой посещаемости можно добиться представляя достаточную широту мнений. Обеспечение «достаточной широты мнений» следует понимать, как публикацию провокационных материалов. Таких как произведения православного гитлериста Демина или материалы, которые за пределами Украины, воспринимаются как русофобские. Что тут обращает внимание.

Первое – готовность Председателя, который является непримиримым борцом с экуменизмом и теперь – схизмо-экуменизмом, открыть на своем сайте трибуну для представителей других юрисдикций.

Второе – заявления митрополита о политическом нейтралитете и публикация материалов, вызывающих обвинения в русофобии. В этом плане хорошо известен его текст «Откуда опасность» (ИС – 11.29.14) о том, откуда может придти Антихрист. В списке стран – Россия.

Третье – зачитанный мной абзац о критике Интернет-Собора удален из версии протокола, размещенной на официальном сайте РПЦЗ. Я нашел его в полной версии протокола на епархиальном сайте владыки Софрония.

 

Стремление администрации Интернет-Собора поднять его посещаемость – понятно, но любой здравомыслящий человек увидит, что публикация провокационных материалов ведет к разрушению Церкви. Что же тогда главное для главного редактора сайта?

 

Не далее как в сентябре 2016 года на ИС появилась новая статья о. Валерия Леоничева под заголовком: «Перед своим уходом президент Обама легализовал сатанизм на государственном уровне». Это сообщение является совершенно абсурдным вымыслом. Президент Обама такого закона не подписывал, а до этого Конгресс США, соответственно, такой законопроект не рассматривал. Вымысел Леоничева, подхваченный ИС, абсурден, поскольку Первая поправка конституции США запрещает Конгрессу издавать законы, относящиеся к установлению какой-либо религии. Ощущение такое, что единственной целью этой публикации была очередная дискуссия, с очередным раскалыванием аудитории на своих и чужих. В первую очередь – во взбунтовавшейся Америке, президент которой якобы узаконил сатанизм.

 

Учитывая разрушительный опыт деятельности Интернет-Собора, многие в Церкви считают необходимым исключить из приходских, епархиальных и синодального сайтов дискуссионные материалы. В качестве примера такого сайта может служить «Западно-Европейский Вестник» на сайте «Карловчанин». И открытые счетчики Карловчанина показывают, что появляющиеся на нем материалы обычно просматриваются от тысячи до трех тысяч раз. Стабильность показателя «хитов» говорит о стабильности аудитории и ее доверии. Но такие сайты как «Карловчанин», не остановят дискуссии на персональных блогах и в социальных сетях, как, например, в «Живом Журнале».

 

Должна ли Церковь оставаться в стороне от политических дискуссий? За ответом можно обратиться к опыту прошлого. Мировые катаклизмы, какими был большевистский переворот в России или Вторая мировая война, не позволяли Церкви целиком оставаться в стороне от процессов, в которые была вовлечена ее паства. То же можно сказать и о нашем времени. Российско-Украинский конфликт не обошел стороной Церковь, которую посещают и русские и украинцы. Вопрос в том, как вести разговор об их общей беде, чтобы ни те ни другие не потеряли ощущения того, что Зарубежная церковь – их общий дом.

 

Для этого, видимо, требуется соблюдение самой обычной журналистской этики. И, независимо от обстоятельств – войны или мира, – эта этика прежде всего предполагает то, что оппонентам предоставляется возможность участвовать в разговоре на равных правах. Без этого не доберешься до истины. Для митрополита Агафангела такого правила нет. Будучи главным редактором Интернет-Собора, он может бичевать своего оппонента сколько пожелает, не давая тому возможности отвечать ему прямо. А если ответ и проскакивает на страницу Интернет-Собора, то он затем исправно удаляется. Отрезанные от разговора на ИС пытаются продолжить полемику на других сайтах, но сталкиваются с тем, что митрополит либо продолжает игнорировать их, либо отвечает выборочно, обходя те пункты обвинений, на которые ему ответить нечего.

 

В качестве примера я хочу привести отражение в церковной прессе конфликта Митрополита Агафангела с приходским советом Свято-Троицкого прихода в нью-йоркской Астории. Этот конфликт стал переломным в отношениях Одесского Синода с двумя большими епархиями. Напомню кратко о причине конфликта. После ухода из жизни о. Всеволода Дутикова – в сентябре 2015 года, митрополит игнорировал многочисленные просьбы приходского совета о назначении настоятелем о. Дмитрия Добронравова и назначил на вакансию о. Владимира Петренко из Бразилии. Совет объяснял митрополиту, что у прихода нет возможности содержать семью священника (из четырех человек), который не в состоянии поддерживать себя, хотя бы частично, гражданской профессией. Были и другие причины, но основной была нависшая над приходом совершенно реальная угроза банкротства. Митрополит игнорировал все доводы совета и, приехав на общеприходское собрание, предпринял попытку провести в совет своих сторонников. Эта попытка провалилась. Тогда, вернувшись в Одессу, он на майском 2016 года заседании Синода открыто объявил, что в приходе можно навести порядок, вышвырнув из него тех, кто мешает ему. Для этого он оклеветал члена приходского совета Ларису Янг и отца Дмитрия Добронравова. В приходе узнали об этом из отчета присутствовавшего на заседания Синода о. Олега Миронова.

 

Приходской совет тогда обратился к митрополиту с письменнной просьбой объяснить свои слова. Ответа снова не последовало, но последовали карательные меры.

 

В июне 2016 года митрополит отлучил от причастия двух членов приходского совета, так объяснив свои действия на Интернет-Соборе: «О. Владимир позвонил по телефону Вадиму Ярмолинцу накануне своего запланированного визита на Престольный праздник, и в ответ услышал обещание вызвать полицию, если он посмеет приехать, и даже угрозы своей жизни и здоровью. Подобных запугиваний настоятеля я еще не встречал в нашей Церкви. Видя такое, о. Владимир, посоветовавшись со мной, решил отменить визит ради того, чтобы не ставить под угрозу приходской праздник. Таким образом, в действиях членов приходского совета Ларисы Янг (она задает главный тон на его заседаниях) и Вадима Ярмолинца имеет место бунт против настоятеля, Правящего архиерея и Архиерейского Синода, назначившего настоятеля. То есть, открытый бунт против нашей Церкви». Это заявление, по сей день находящееся на Интернет-Соборе, – является не только клеветой, но и образцом того, как можно уничтожать репутацию людей, не давая им возможности ответить на серьезные обвиния. А обвинение очень серьезное: угроза жизни в США является уголовным преступлением. Угрожали ли жизни отца Владимира или нет – мог бы прояснить сам о. Владимир. Но он дважды отказался ответить на этот вопрос. Он не ответил ни на письмо Свято-Троицкого приходского совета, ни на аналогичную письменную просьбу Предсоборной комиссии.

 

История о том, как были оклеветаны и отлучены от причастия два члена Свято-Троицкого приходского совета была детально описана в публикациях на сайте «Портал Кредо» и в блоге о. Сергия. Тем не менее, митрополит заявил с трибуны Интернет-Собора, что его оппоненты не могут предъявить ему ни одного серьезного обвинения.

 

Я повторюсь: угроза жизни, может быть объектом уголовного расследования. Равно, как и клевета с целью присвоения «имущественного чемоданчика». Так митрополит назвал приходское имущество. То же можно сказать и о многократно прозвучавшей со страниц ИС лжи о том, что Свято-Троицкий приходской совет выселяет овдовевшую матушку Ирину Дутикову на улицу. Метод, которым пользуется митрополит Агафангел, хорошо описан одним из лучших в мире мастеров пропаганды – Йозефом Геббельсом: «Мы добиваемся не правды, а эффекта».

 

Эффект – налицо. Даже те, кто не являются слепыми сторонниками митрополита, даже его критики, повторяют его слова о том, что выдвинутые против него обвинения носят характер недовольства его действиями в административной сфере. Не далее как в декабре 2016 года М.В. Назаров пишет на своем блоге в обращении к предсоборной комиссии VI Всезарубежного Собора: «…предъявляемые Комиссией первоиерарху всего лишь административные причины разногласий не выглядят для многих членов РПЦЗ-А убедительным основанием для требования к нему сложить с себя полномочия первоиерарха».

 

Скажите после этого, что метод повторения лжи и изолирования оппонентов не работает. А в реальности наши претензии выходят за рамки административных, более того, – они совпадают с обвинениями, которые выдвигает митрополиту и сам Назаров – в нарушениях канонов и нравственных норм, за которыми может скрываться отсутствие страха Божия, то есть – неверие. Вот каковы последствия произвола прессы, в данном случае – Интернет-Собора и его главного редактора. Еще одним условием редакционной работы, является соблюдение самых обычных норм приличий. На Интернет-Соборе видно, как авторы комментариев легко переходят с темы разговора на ерничество и оскорбления. Этому способствует использование псевдонимов, оскорбляй кого хочешь и как хочешь, как с тебя спросить?

 

Может ли митрополит, являющийся администратором ИС, следить за соблюденнием приличий на своем сайте? Он не просто может это делать, он сам создал правила для соблюдения этого условия на архиерейском соборе РПЦЗ в мае 2014 года и соответственно должен быть их первым исполнителем. В соборном «Постановлении о правилах ведения дискуссий в общедоступных информационных ресурсах» есть такие слова: «На всеобщем обозрении могут, и даже должны, рассматриваться вопросы общего содержания, в которых не порочится честь и достоинство кого бы то ни было из наших собратий во Христе. Вопросы, так или иначе касающиеся личности, могут оглашаться только во внутренней переписке, без доступа к ней посторонних». Вымышленная история о том, как член приходского совета угрожал лишить жизни своего собрата во Христе, была предана митрополитом огласке безо всякого суда и следствия и, естественно, без предоставления обвиняемому возможности защитить себя. Равно, как и история об изгнании матушки Ирины на улицу.

 

О каких нормах ведения дискуссий может идти речь, если автор правил по их соблюдению первым же их и нарушает?
Митрополит не делает ничего, чтобы отфильтровать из начатой им дискуссии злобу, оскорбления и клевету. Человек, не лишенный чувства собственного достоинства, членом такого дискусионного клуба долго оставаться не будет. И действительно, список постоянных участников этих дискуссий невелик и не меняется: монахиня Вера, иеромонах Никандр, Евгений, еще некто по имени Метод. Несколько человек, включая самого митрополита, пользуются коллективным псевдонимом «Интернет-собор». С завидной сплоченностью этот коллектив авторов поносит оппонентов своего босса. И снова возникает вопрос: какова цель этих дискуссий, если итог любой – предсказуем – разрушение церкви? Всякий доклад должен, наверное, завершаться выводами о том, как приспособиться к новым требованиям нашего высоко-технологичного времени. Все мы хотим жить по четким инструкциям, созданным для нас умными и доброжелательными пастырями.

 

С уверенностью можно рекомендовать лишь одно: если владельцы сайта решают открыть на нем дискуссионный блог, то использование псевдонимов на нем недопустимо. Люди, причащающиеся из одной чаши, люди принадлежащие к одной церковной общине, где бы ни находились ее приходы, не должны скрываться друг от друга. Основой здоровых отношений в семье, в приходе, во всей церкви является доверие. Если эти люди таят что-то, если они преследуют личные цели, им не место в церковном разговоре.

 

Говоря об особенностях личности митрополита Агафангела – в качестве издателя и редактора – следует учесть и то, где находится его резиденция, в каком информационном поле он живет. Его заявления о нейтралитете не выдерживают никакой критики. В киевских властях он видит своих защитников от МП, агенты которой, по его словам, окружают его повсеместно.

 

Митрополит заявил об этом за закрытыми дверьми чрезвычайного Архиерейского собора, который состоялся в ноябре 2014 года, где речь снова зашла о разрушительной деятельности ИС.: «Я знаю, что если сюда придет Новороссия, нас тут уничтожат на 100%.» И далее: «Так что, мне молиться за Новороссию? Естественно, мы просили, чтоб эти супостаты сюда не дошли. Джон Хербст, как человек компетентный в этих делах, предупредил меня, что Одесса может быть захвачена. Может, придется призывать к защите наших святынь». И наконец: «По крайней мере, правительство Украины дает нам жить и развиваться».

 

Жизнь на Украине, связь с интересами ее нынешнего правительства, которое трудно назвать выразителем интересов русской части населения страны, и дала себя знать в тех публикациях на ИС, которые так возмущают российских зарубежников. Скорее всего отношение митрополита Агафангела к российско-украинскому конфликту было бы другим, если бы он, как и полагается Митрополиту Нью-Йоркскому и Восточно-Американскому, жил в Нью-Йорке, как жили его предшественники. Но он Америку, кажется, не любит, поэтому надолго здесь не задерживается. Америка отвечает ему взаимностью.

 

Этот доклад я хотел бы завершить так: вырастить профессионального редактора или блоггера можно, как можно подготовить специалиста любой другой специальности, но работу эту надо начинать с воспитания в будущем профессионале человека честного и совестливого. Святые каноны и служебные инструкции создаются для людей добропорядочных, человек лукавый всегда найдет лазейку, чтобы обойти их. К сожалению, в нашем земном мире зло неизбывно и часто живет рядом с нами. Наша задача христиан следить по мере сил за тем, чтобы от этого зла отстраняться самим и оберегать тех, кого мы любим.

 

Дополнение

В своем докладе о деятельности церковной прессы и в частности веб-сайта «Интернет-Собор» я сообщил, что церковный совет Свято-Троицкого прихода, а затем Комиссия по подготовке Шестого Всезарубежного Собора обратились к о. Владимиру Петренко с просьбой ответить на вопрос: действительно ли я (Вадим Ярмолинец) угрожал его жизни, из-за чего был отлучен от Святого Причастия митр. Агафангелом. Этот доклад был зачитан делегатам Собора 11 января 2017 года в день открытия Собора. В нем сказано, что о. Владимир на эти запросы не ответил. А вечером того же дня секретарь Предсоборной комиссии о. Андрей Эрастов получил ответ на свой запрос от о. Владимира. Вот он:

 

«Дорогой о Господе о. Андрей! Отвечая на Ваше письмо насчёт угрозы моей жизнью В. Ярмолинцем, могу сказать что по моему пониманию и для тех которые об этом случае узнали это действительно было. Расскажу Вам вкратце чтобы Вы поняли как это случилось. Я должен был приехать в Асторию в день Престольного Праздника, на Троицу. Здесь В. Ярмолинец начал меня уговаривать не приезжать. Я настаивал что все равно приеду, так как у меня было на это благословения. Он тогда сказал что было сделано “order of protection” на меня и митрополита. Когда я все таки настоял чтобы приехать, то его слова были: ” я не могу ручаться за Вашу физическую безопасность если Вы сюда в этот день появитесь”. Не знаю как Вы, о. Андрей протолковали бы такую угрозу, но для меня и для всех которые об этом узнали было очень ясно что товарищ Ярмолинец имел ввиду. С любовью во Христе! О. Владимир Rev. Vladimir»

 

Менять что-либо в докладе было поздно, но сообщить о письме и прокомментировать его необходимо.

 

То что о. Владимир не ответил на запрос церковно-приходского совета, направленный ему 20 июня 2016 года, а на запрос предсоборной комиссии, направленный ему в конце ноября 2016 года, ответил через полтора месяца и именно в день открытия Собора, не может не вызывать удивления: почему с таким опозданием и почему именно в этот день?

 

И если митрополит, как он утверждает, был всегда готов к диалогу и примирению, то почему не разобрался в этом деле в июне 2016 года, когда еще была надежда исправить ситуацию?

 

Как быть сейчас?

 

Ни перед Высшим судом, ни перед мирским – нет более или менее значительных свидетелей, – все равны. Поэтому в ситуации, когда показания одного свидетеля противоречат показаниям другого, выяснить, кто из двух говорит правду – сложно. Особенно если записи телефонного разговора нет. Возможно тут следовало бы привлечь для разбирательства косвенные улики. Как например: личные интересы сторон; неимоверные усилия м. Ирины добиться этого телефонного разговора сперва со старостой, а потом со мной, хотя все вопросы были уже выяснены в устной и в письменной форме; интерес м. Ирины в переезде о. Владимира в Асторию; интерес митрополита в удалении из приходского совета своих оппонентов и, наконец, совершенно спокойное появление о. Владимира в Свято-Троицком храме после престольного праздника.

 

Все это дает повод для разбирательства. Но у митрополита, как мы знаем, нет суда. Что позволяет по-прежнему считать его прещение бессудным и безнравственным, предпринятым исключительно для дискредитации оппонента, удаления его из Совета и в конечном итоге – подчинении себе Свято-Троицкого прихода.

 

Сегодня проводить это разбирательство поздно. Мы находимся в разных юрисдикциях, и я говорю об этом с чувством глубочайшего облегчения. Бог вам судья, отец Владимир.

 

Член предсоборной комиссии

Вадим Ярмолинец.