Skip to main content
All Diaspora Council January 2017

ADDRESS by Hegumen Andrei (Erastov) at the VI All DIaspora Council / Выступление Иг. Андрея (Эрастова) На 6-М Всезарубежном Соборе (English and Russian)

Hegumen Andrei ErastovYour Eminences, fathers, and brothers.

 

Let me share with you my thoughts about the situation in the Synod of Met. Agafangel.

 

The Odessa Synod, in its behavior, exhibits some features of sergianism. To be clear, not in the sense that there is no Grace there and the mysteries are not being performed. We are speaking of the church leadership.

 

Sergianism arose out of the compromise of the Church with the atheistic regime, which is why it was believed that as soon as the Soviet regime would vanish, Sergianism would also disappear and the Church would be renewed. But this did not occur. Instead, once the restraining force of the atheistic regime no longer existed, and the Church was freed, sergianism blossomed and spread like a malignant tumor.

 

Sergianism has many faces. It can adopt many different forms depending on the circumstances. In the case of the Odessa Synod, we can see that Sergianism can masquerade itself in the dress of True Orthodoxy.

 

Sergianism was first revealed as a lie in the Declaration of Met. Sergey in 1927. The entire Russian Church was astounded when it heard audacious and shocking falsehoods issue from the heights of the First Hierarch’s throne.

 

It is possible that falsehood does not seem so horrible to us because we are used to it. Falsehood is unavoidable in our fallen world, and we participate in falsehood to one degree or another by virtue of our sinfulness.

 

It is quite a different matter when we are speaking of the Church. The Church is something opposite to the world. The Church is the “pillar and the ground of the truth,” in the words of St. Paul. The Church is holy. Falsehood is inadmissible in the Church to any degree, as falsehood is inconsistent with the principle property of the Church, holiness. Falsehood is totally foreign to God since falsehood is the realm of the Devil.

 

In regards to the Odessa Synod, it can be said, however scary this may sound, that falsehood has become typical of its actions and the atmosphere in which it exists. Take a look at the decisions of the last Synod (July 2016) and Council (October 2016). They are all permeated with falsehood and Pharisaical hypocrisy. Hypocritical because the announced reasons for their actions and decisions do not coincide with the actual goals. Also note, that all the decisions are signed unanimously. Such unity in falsehood is the sign of a false church. Bishop Stephan put it very well when he told the bishops of the RTOC since you speak falsehoods, you may not be bishops of the true Church.

 

Bishops do not speak for themselves. They speak on behalf of the entire Church. Therefore, if the Church accepts this falsehood, it also becomes part of this falsehood. As a result, the spirit of sergianism permeates the entire body of the Church. We refuse to belong to the Odessa Synod, not because of some personal disagreement with Met. Agafangel or because we are unhappy with his method of leading the Church. Many accuse us of that, but it is not true. We cannot in good conscience belong to his jurisdiction because we consider his church structure to be neo-sergianist.

 

A neo-sergianist structure has been established in Odessa, where the following elements of sergianism can be found; falsehood, hypocrisy, administrative lawlessness of the episcopate, dictatorship by the First Hierarch, disdain for the voice of the church members and the coercion of their conscience, blind discipline instead of an obedience founded on conviction and love, disdain for the canons and the unashamed manipulation of them in regard to opponents and the ruthless punishment of those who disagree. A common characteristic of sergianism is also the separation of the episcopate that heads the Church and breaking away from the people who constitute the body of the church, transforming the episcopate into an elite corporation, which considers its own interests, having little in common with the life of the church members. This is a trait of the Odessa Synod as well. The Synod unanimously issues decrees, while the church members unanimously renounce these decrees, as, for example, when our bishops were suddenly listed as retired.

 

The “Omologia of 2014” contains a good description of Sergianism, which perfectly fits the Odessa synod: “Sergianism typically distorts the understanding of the canons of the church. Under sergianism, the canonicity… takes on the appearance of formal legalism, which can make excuses for any unlawfulness committed by the bishops. Such canonicity becomes an administrative policy, with which the members of the church can be held in obedience to the sergianist episcopate, regardless of the direction it is taking the faithful.”

 

The sergianist Moscow Patriarchate habitually manipulates the consciousness of the church members using the fear of a schism.
The very same manipulations of falsehood and fear are being used against us by the Odessa Synod. In their council decrees, they call us “schismatics” and announce that we can be in communion with the Church only if we remain subservient to them. Quotes from the Holy Church Fathers are used that condemn the schism. The manipulators create a false choice: either you submit to their authority or you will fall away from the Church, i.e. they pretend that they possess the only entry into the Church. If they want, they will close the door to us and we will find ourselves outside of the Church and apart from the communion with God. It is quite a bold assumption, especially if you consider the moral standard of this organization. It is like when the Pharisees agreed to ban from the synagogue those who confessed Jesus as the Messiah.

 

In answer to the punishment of the bishops abroad decreed by Met. Sergey, the Council of Bishops in 1934 stated in their Epistle, “No one, especially a bishop, should consider themselves morally or canonically obligated to obey such a church authority, which is not concerned with the building up of the House of God, but for its destruction.”

 

Thank you for your attention.

 

***

 

Выступление Иг. Андрея (Эрастова) На 6-М Всезарубежном Соборе

 

Ваши Преосвященства, отцы и братия, разрешите поделиться своими мыслями о положении в Синоде митр. Агафангела.

 

По характеру своей деятельности Одесский Синод имеет черты сергианства.

 

Исторически сергианство появилось как компромисс Церкви с безбожной властью, потому считалось, что как только упразднится советская власть, то и сергианство исчезнет, и Церковь обновится. Но этого не произошло. Напротив, при отсутствии сдерживающаго фактора в лице безбожной власти, сергианство, точнее, нео-сергианство, в обстановке политической свободы процвело и распространилось вглубь и вширь, как злокачественная опухоль.

 

Сергианство многовидно, оно принимает различные формы в зависимости от обстоятельств. На примере Одесского Синода мы можем видеть, что сергианство может маскироваться и в одежду Истинного Православия. Впервые сергианство заявило о себе как ложь (декларация митр. Сергия 1927 г.). Вся Русская Церковь была поражена, когда с высоты первосвятительского престола прозвучала дерзкая, шокирующая ложь.

 

Может быть, ложь не кажется нам чем-то таким уж страшным, потому что мы к ней привыкли. Ложь неизбежна в нашем падшем мире, и мы в той или иной мере причастны ко лжи в силу нашей греховности.

 

Совсем другое дело, когда речь идет о Церкви. Церковь – есть нечто противоположное миру. Церковь – есть «столп и утверждение истины», по слову св. Павла. Церковь – свята. Ложь нетерпима в Церкви ни в какой мере, потому что ложь несовместима с основным свойством Церкви – святостью. Ложь совершенно чужда Богу, ложь – это область диавола.

 

В отношении Одесского Синода можно сказать, как это ни страшно, что ложь стала характером их деятельности, атмосферой, в которой они живут и действуют. Посмотрите на определения июльского Синода (2016 г.), и октябрьского Собора (2016 г.). Там все проникнуто ложью и фарисейским лицемерием. Лицемерие в том, что заявленные мотивы их решений и действий не совпадают с подлинными целями. Причем, заметим, все определения подписаны единогласно. Такое единство во лжи – это признак лже-церкви.

 

Прекрасно сказал Вл. Стефан Трентонский о архиереях РИПЦ: поскольку вы лжете – вы не можете быть архиереями истинной Церкви. Епископы не говорят от себя, они говорят от лица всей Церкви. Таким образом, если Церковь принимает эту ложь, соглашается с ней, она также приобщается ко лжи. Так дух сергианства от сергианской верхушки постепенно проникает во все тело Церкви.

 

Мы отказывемся принадлежать к Одесскому Синоду не из-за какого-либо частного конфликта с митр. Агафангелом, или потому что мы недовольны его методами администрации. Многие так о нас говорят, но это не верно. Мы по совести не можем принадлежать к его юрисдикции, потому что считаем ее нео-сергианской.

 

В Одессе создана нео-сергианская структура, в которой насаждаются такие черты сергианства, как: ложь, лицемерие, административный произвол епископата, диктатура первоиерарха, пренебрежение голосом церковного народа и насилие над его совестью, слепая дисциплина вместо послушания, основанного на убеждении и любви, пренебрежение канонами и бессовестная манипуляция ими по отношению к оппонентам, жестокая расправа с несогласными.

 

Характерной чертой сергианства является также отрыв епископата как возглавления Церкви, от народа как тела церковного, превращение епископата в элитарную корпорацию, которая живет своими собственными интересами, не имеющими ничего общего с жизнью церковного народа. Это типично и для Одесского Синода. Синод единогласно выносит определение, а церковный народ единогласно это решение отвергает, как например, определение о почислении на покой наших Владык.

 

Хорошо подходит к Одесскому Синоду сказанное о сергианстве в «Омологии 2014 г.»: «Для сергианства характерно искажение понятия о церковной каноничности. В сергианстве каноничность… приобретает вид формальной законности, которой можно оправдывать любое беззаконие, совершаемое иерархией.

 

Такая каноничность превращается в управленческий прием, с помощью которого можно держать церковный народ в подчинении сергианской иерархии, независимо от направления, в котором она ведет верующих.»

 

Сергианская Московская Патриархия привычно манипулирует сознанием церковного народа, действуя страхом раскола. Сейчас те же манипуляции ложью и страхом использует Одесский Синод против нас. В своих соборных определениях они называют нас раскольниками и заявляют, что мы можем быть в общении с Церковью, только если останемся в их подчинении. Идут в ход цитаты из св. Отцов Церкви, осуждающих раскол. Манипуляторы создают ложную дилему: или мы подчиняемся их власти, или отпадаем от Церкви. Т.е. они претендуют на то, чтобы владеть единственной дверью в Церковь. Захотят и закроют эту дверь для нас, и мы окажемся вне Церкви и вне общения с Богом. Довольно смелое утверждение, особенно если вспомнить, каков нравственный уровень этой организации. Это похоже на то, как фарисеи сговорились отлучать от синагоги тех, кто исповедывал Иисуса как Мессию.

 

Как было сказано в послании Архиерейского Собора 1934 г. в ответ на запрещение зарубежных архиереев митр. Сергием (Страгородским): «Никто, в особенности епископ, не должен считать себя нравственно и канонически обязанным следовать за такой церковной властью, которая обращена не на созидание, а на разрушение Дома Божия».

 

Спасибо за внимание.