Skip to main content
Patriarh Tihon

Указ №362 и Церковные Округа

Сокращенная версия доклада, прочитанная на 6-м Всезарубежном Соборе, январь 2017 г.

Вступление

В 2007 г. корабль РПЦЗ потерпел крушение. Не многие спаслись от потопления на маленьких лодочках – «осколках» прежней Зарубежной Церкви.

 

Прошло почти 10 лет с того времени, и мы пришли к полному кризису. Ситуация настолько бедственная, что некоторые уже открыто говорят, что Зарубежной Церкви больше не существует и нужно подумать о переходе в другую юрисдикцию.

 

Какая причина такого критического положения? Наша главная проблема – это отсутствие ясного понимания: кто мы и каково наше церковно-каноническое положение. Мы живем в понятиях прошлого, как-будто ничего не случилось, как-будто корабль не разбился, а попрежнему совершает благополучное плавание.  Причем плывущие на каждой из лодочек претендуют на то, что именно их лодка является кораблем прошлого.

 

Как ни абсурдна такая точка зрения, но именно такова официальная экклезиология большинства «осколков». Отсутствие ясной канонической само-идентификации более всего разделяет нас и препятствует великому служению Церкви, ради которого стоит мир – свидетельству об истине.

 

Этой теме, т.е. выяснению нашего канонического положения, и посвящен это доклад.

 

Указ №362

Согласно Положению о РПЦЗ, каноническим основанием РПЦЗ является Постановление Св. Патриарха, Св. Синода и Высшего Церковного Совета Российской Церкви от 20 ноября 1920 года за № 362, обычно  для краткости называемое Указом Патр. Тихона № 362.

 

На первый взгляд, Указ №362 имеет в виду лишь конкретную ситуацию, сложившуюся в годы Гражданской войны, когда многие епархии оказались отрезаны от Москвы линией фронта. Но в действительности значение Указа гораздо шире. Это становится понятным, если мы проанализируем как текст самого Указа, так и обстоятельства, в которых он был издан.

 

К концу ноября 1920 г. Гражданская война уже почти закончилась победой большевиков. Становилось ясно, что Советская власть установилась надолго, на многие годы. Гонение на Церковь все усиливалось, большевики издавали один за другим анти-церковные декреты.

 

drawing 1С другой стороны, подходил к концу срок полномочий Св. Синода и Высшего Церковного Совета. Согласно постановлению Поместного Собора 1917 г., Высшая Церковная власть в Русской Церкви разделялась на три ветви: Св. Патриарх, Св. Синод и Высший Церковный Совет. Члены  Св. Синода и Высшего Церковного Совета избирались на трехлетний срок, до следующего Поместного Собора, который должен был созываться каждые три года. (Рис. 1) Однако, было очевидно, что Советы не допустят созыва нового Поместного Собора, и следовательно, будет невозможно избрать новый состав Св. Синода и ВЦС. Также в случае смерти Св. Патриарха будет невозможно избрание нового Патриарха.

 

Все эти обстоятельства оговариваются в Указе №362, а именно: «если Священный Синод и Высший Церковный Совет по каким-либо причинам прекратят свою деятельность», или все «Высшее Церковное управление во главе со Святейшим Патриархом прекратит свою деятельность».

 

Как и предвидели творцы Указа, Высшее Управление Русской Церкви вскорости прекратило свою деятельность: вначале временно, в 1922 г., во время обновленчества. А затем,  в 1927 г. Советам удалось полностью подчинить себе Высшее Церковное Управление.

 

Таким образом, Указ №362 дает общие руководящие указания, как должна быть устроена каноническая, соборная жизнь русской Церкви, если высшая церковная власть по той или иной причине не сможет функционировать.

 

Мы не признаем каноничность церковного руководства Московской Патриархии, следовательно, Указ №362 является основным каноническим актом Русской Церкви, на основании которого должна быть устроена наша церковная жизнь.

 

Собственно к РПЦЗ относятся 2-й и 3-й пункты Указа:

2) В случае, если епархия, вследствие передвижения фронта, изменения государственной границы и т. п. окажется вне всякого общения с Высшим Церковным Управлением или само Высшее Церковное Управление во главе со Святейшим Патриархом прекратит свою деятельность, епархиальный Архиерей немедленно входит в сношение с Архиереями соседних епархий на предмет организации высшей инстанции церковной власти для нескольких епархий, находящихся в одинаковых условиях (в виде ли Временного Высшего Церковного Правительства или митрополичьего округа, или еще иначе).

Итак, в случае, если несколько епархий теряют возможность общения с церковным центром, пункт 2-й Указа предписывает образование из этих епархий временно-автономной структуры, например, митрополичьего округа. А пункт 3-й объясняет, кто отвечает за выполнение этого распоряжения.

3) Попечение об организации Высшей Церковной Власти для целой группы оказавшихся в положении, указанном в п. 2 епархий, составляет непременный долг старейшего в означенной группе по сану Архиерея.

 

drawing 2

 

Первейшая цель этого постановления – соборность. Нужно сказать, что Русская Церковь была в высшей степени централизована. Соборные связи существовали только между центром и каждой епархией в отдельности. Соборных связей между соседними епархиями не было. (Рис.2)

 

drawing 3

 

Поэтому при нарушении связи с центром, соборность полностью исчезала. (Здесь «соборность» берется в смысле соборного архиерейского управления Церковью). (Рис.3)

 

drawing 5То, что соборность была главной целью Указа №362, особенно видно из 5-го и 6-го пунктов Указа №362. В 5-м пункте говорится о ситуации, когда епархия оказалась отрезанной от центра, но у архиерея нет возможности установить контакт с епископами соседних епархий. Поскольку епархия может иметь только одного правящего епископа, то такая отрезанная от центра епархия лишается соборности. (Рис. 5)

 

drawing 4

 

В таком случае, Указ рекомендует разделить эту епархию на несколько епархий, передать викариям права самостоятельных архиереев, т.е. создать архиерейский собор, и тогда разделенная таким образом «епархия образует из себя во главе с Архиереем главного епархиального города церковный округ, который и вступает в управление местными церковными делами, согласно канонам.» (Рис.4)  

 

Митрополичий округ

Остановимся на этом понятии «церковный», или «митрополичий» округ. Митрополичий округ – это изначальная каноническая единица.  Ко времени 1-го Вселенского Собора (325 г.) Церковь в Римской империи состояла из множества автокефальных митрополичьих округов. Такие малые автокефальные Церкви включали нескольких небольших епархий и обычно совпадали с границами римских провинций. Во главе стоял митрополит, т.е. епископ митрополии  – главного города провинции. Митрополичьи округа были независимыми и автокефальными, т.е. собор епископов митрополии поставлял себе митрополита.

 

Каноническое соборное устройство митрополичьего округа описывается в Ап. каноне 34: «Епископам всякого народа (здесь: области, провинции) подобает знать первого в них, и признавать его как главу, и ничего превышающего их власть не творить без его рассуждения: творить же каждому только то, что касается до его епархии, и до мест к ней принадлежащих. Но и первый епископ ничего да не совершает без рассуждения всех епископов. Ибо так будет единомыслие, и прославится Бог о Господе во Святом Духе, Отец, Сын и Святой Дух.». В этом Апостольском правиле изображается принцип соборного управления Церковью. (Рис. 6)

drawing 6

 

Ко времени 1-го Вселенского Собора митрополичьих округов насчитывалось в Римской империи около сотни. (Это число можно определить, исходя из числа провинций Империи).

 

Для нашего церковного сознания привычно, что в каждой православной стране имеется одна автокефальная церковь. Снова отметим этот факт, непривычный для нас: в одном государстве, Римской Империи, в начале 4-го века соборная Церковь представляла собой семью небольших автокефальных Церквей, числом около ста. Эти автокефальные Церкви не были объединены на административном уровне, но в то же время сознание единства соборной Церкви в то время было гораздо сильнее, чем сейчас. В случае особой нужды созывались соборы епископов нескольких областей и, конечно, вселенские соборы.

 

Интересно отметить, что такое административно раздробленное устройство Церкви сложилось в эпоху язычества и гонений, а когда Империя стала христианской, административная структура Церкви стала укрупняться: начался процесс объединения автокефальных митрополий в патриархаты.

 

Поместный Собор 1917-1918 г.

Русская Церковь никогда не делилась на округа. От начала Русская Церковь была образована, как один митрополичий округ, во главе с митрополитом Киевским, (затем – Московским). Требование соборности, изображаемое 34 Апостольским правилом, русские епископы выполняли по отношению к Митрополиту, а затем к Патриарху Всероссийскому.

 

После упразднения патриаршества императором Петром и замены его Святейшим Синодом (1721 г.) нарушился канонический порядок: вместо первого епископа во главу Церкви была поставлена безличная синодальная канцелярия, под руководством чиновника – обер-прокурора. По своему устройству Церковь стала представлять один из департаментов государства. Принцип соборности, выражаемой в соборе епископов, почти полностью отсутствовал в Русской Церкви в синодальный период.

 

Patriarh Tihon

 

Такое положение продолжалось до Поместного Собора 1917 г., когда было восстановлено патриаршество.

 

Однако деятели Поместного Собора опасались, что из-за большого числа епархий  Русской Церкви (около 70) Патриарх не будет иметь возможности личного контакта с епископами, не будет иметь ясного представления о состоянии каждой епархии. Таким образом, соборность не будет реализована в церковной жизни,  просто вместо синодальной канцелярии появится патриаршая канцелярия, которая будет завалена бумажными делами.

 

Нужно было образовать какое-то промежуточное звено между высшей церковной властью и епархиями. Таким звеном должны были стать митрополичьи округа.

 

Было решено образовать митрополичьи округа из небольшого числа епархий в каждом округе. При объединении епархий в округа принималось во внимание прежде всего общность церковно-бытовых условий и легкость сообщения между епархиями.

 

Окружные соборы были наделены значительной автономией, например, они могли избирать епископов на освободившуюся кафедру и совершать хиротонию избранного после утверждения Высшей Церковной Властью.

 

Митрополит округа должен был созывать окружные соборы и председательствовать на них. Таким образом, решение Поместного Собора о митрополичьих округах – было решением децентролизовать Русскую Церковь.

 

drawing 7

 

Нужно подчеркнуть существенное различие между митрополичьими округами древней Церкви и митрополичьими округами, введенными Поместным Собором. Оно состояло в том, что последние не были автокефальными, а подчинялись высшей церковной власти. (Рис.7)

 

В  решении Поместного Собора, принятом 19 сент. 1918 г., за день до закрытия Поместного Собора, говорилось: «Считая отсутствие церковных округов одним из старых недочетов Русской Церкви…и принимая во внимание количество епархий, возглавляемых Патриаршеством… Священный Собор, в целях осуществления полного канонического устройства Русской Церкви, учреждает церковные округа, а самое количество округов и распределение епархий по округам поручает Высшему Церковному Совету».

 

Поместный Собор принял решение о церковных округах в принципе, но доработку этого решения поручил Высшему Церковному Совету.

 

Однако, политические обстоятельства не давали возможности провести в жизнь это решение Поместного Собора. Вследствие гражданской войны ВЦУ Русской Церкви не имело связи с более чем половиной  епархий. В этой обстановке было бы бессмыслено определять границы церковных округов. Епархии, не имевшие связи с Москвой, стали сами создавать временные органы церковного управления. На таком историческом фоне был создан Указ №362. В нем отчасти зафиксирован тот опыт церковной жизни, который сложился стихийно на территориях, оторванных от центра гражданской войной. Вообще, это типично, что церковные правила утверждают уже сложившуюся практику. По большей части так это и было в древности.

 

Было необходимо остановиться на решениях Поместного Собора о митрополичьих округах, так как вне этих решений невозможно правильно понять Указ №362.

 

Указ №362 и Зарубежная Церковь

Основой будущей РПЦЗ было Временное Высшее Церковное Управление  юго-востока России (ВВЦУ), созданное в 1919 г. на территориях, занимаемых армиями ген. Деникина. После эвакуации из Крыма в 1920 г. оно продолжило свою деятельность под именем ВРЦУ (Высшее Русское Церковное Управление). 19 ноября 1920 г. на корабле, стоящем на рейде в Босфорском проливе, состоялось первое за границей заседание ВРЦУ, под председательством митроп. Антония (Храповицкого).

 

Указ №362 был издан 20-го ноября 1920 г., т.е. днем позже 1-го заграничного заседания  ВРЦУ, но стал известен за рубежом только в начале 1922 г. Таким образом, основы канонического устройства РПЦЗ были заложены раньше, чем Указ №362 стал известен зарубежным иерархам. Этим, отчасти, объясняется тот факт, что устройство РПЦЗ не вполне соответствовало смыслу этого Указа.

 

Пётр Врангель, митрополит Антоний (Храповицкий), архиепископ Анастасий (Грибановский), Ольга Врангель, члены РОВС. Югославия, апрель 1927 г.

 

В чем это несоответствие? Идея, положенная в основу Указа №362, та же, что и идея Поместного Собора о церковных округах, – децентрализация. Тогда как ВРЦУ – был альтернативный центр церковного управления для всего зарубежья – т.е. полная централизация. Указ №362, предписывает соседним епархиям, оторванным от центра, организоваться как митрополичий округ. Но все зарубежные епархии нельзя рассматривать, как соседнии и находящияся в одинаковых условиях. С другой стороны, Указ №362 ничего не говорит о возможности создания какого-либо общего высшего церковного управления над несколькими такими округами. Т.е. Указ не предвидит создания общего церковного центра для всего зарубежья, подобного тому, который был образован в Сремских Карловцах.

 

 

Карловацкий Синод упрекали в том, что он претендует на роль всероссийского Святейшего Синода, не имея на то никаких полномочий высшей церковной власти. С формальной стороны, эти упреки справедливы, но нужно учитывать тот факт, что Высшее Церковное Управление в России при патр. Тихоне было несвободно, а при митр. Сергии и вовсе стало инструментом влияния большевиков. Напротив, Синод РПЦЗ видел себя как церковное управление свободной части Русской Церкви.

 

Митрополит Антоний (Храповицкий)Отсюда в среде зарубежного епископата возникала мысль о том, что зарубежный Синод, возглавляемый митр. Антонием, может говорить от лица всей Русской Церкви и даже, в случае прекращения деятельности ВЦУ в России, может возглавить не только зарубежную часть Церкви, но и всю Русскую Церковь из-за рубежа.

 

Такое воззрение на РПЦЗ, как на свободный голос Русской Церкви, существовало до последнего времени, до времени ее соединения с МП.

 

Митрополит Евлогий (Георгиевский)Противники Карловацкого Синода: Митр. Евлогий, проф. С. Троицкий и др. утверждали, что деятельность митр. Антония и его сподвижников по укреплению центральной церковной власти за рубежом была не нужна и даже вредна для Церкви.  Конечно, это совершенно ошибочный взгляд. Существование Синода было оправдано его высоким духовным авторитетом и авторитетом его первоиерарха. В течение десятилетий Синод РПЦЗ являлся носителем церковной правды не только для Русской Церкви, но для всей вселенской Церкви.

 

Однако, с формальной стороны, Зар.Синод не имел санкций от Высшей Церковной власти Русской Церкви. Напротив, ВРЦУ даже было упразднено Указом №348 патр. Тихона от 5 мая 1922 г. В том же году собравшийся в Сремских Карловцах Архиерейский собор формально исполнил волю патриарха Тихона, распустив Высшее Русское Церковное Управление, но, предполагая, что указ Патриарха был дан под давлением Советской власти, учредил вместо ВРЦУ Временный Заграничный Архиерейский Синод, который так же не был утвержден Патриархом.

 

Несомненно, Указ о роспуске ВРЦУ был издан под давлением большевиков, но в таком случае св. патр. Тихон, издавая этот Указ, рассчитывал на то, что и произошло: т.е. что заграничные архиереи не подчинятся этому указу. По большей части, церковная жизнь устрояется не по букве указов и канонов, напротив, каноны утверждают и санкционируют церковный строй, который уже установился самой жизнью. В противном случае, указы остаются лишь на бумаге и не имеют влияния на жизнь Церкви.

 

Единый церковный центр зарубежья был образован отнюдь не в результате властолюбия каких-либо отдельных лиц, как утверждали его критики, а был произведен самой жизнью и поддерживался церковным сознанием иерархии, а не буквой указов. Широко известно высказывание церковного историка проф. В. Болотова:  «Каноничным следует считать то, что полезно для Церкви».

 

Совещание_заграничных_русских_архиереев_под_председательством_сербского_патриарха_Варнавы_в_Сремских_Карловцах

 

Тем не менее для нас важно понять, что Указ №362 не санкционирует единый церковный центр зарубежья, и нет никаких других канонических актов, которые бы санкционировали его существование.

 

Спор С. Троицкого и Г. Граббе.

Сергей Викторович ТроицкийПроф. С. Троицкий, крупнейший в  зарубежье специалист в области канонического права, издал в 1932 г. книгу «Размежевание или Раскол», в которой обвинял Синод в Сремских Карловцах в незаконных притязаниях на управление всей русской диаспорой. Он считал эти претензии главной причиной разделений в РПЦЗ, происшедших в середине 20-х годов (митр. Евлогий и митр. Платон). Ему в том же 1932 году ответил Г. Граббе, будущий еп. Григорий, секретарь Синода, в статье «Единение или Раздробление». Интересно рассмотреть этот поединок таких весьма сильных противников.

 

С. Троицкий, доказывал, что «Точным выполнением Указа №362 была бы организация за границей нескольких временно автономных митрополичьих округов, возглавляемых и управляемых своими соборами епархиальных епископов под председательством окружных митрополитов.»

 

Таких округов, по его мнению, должно было быть четыре: Западно-Европейский, Ближне-Восточный, Северо-Американский и Дальне-Восточный.

 

«Такое размежевание (т.е. на четыре округа) вовсе не исключает возможности образования общих Соборов епископов этих округов, но лишь для решения вопросов чрезвычайной важности и, во всяком случае, никакого постоянного органа высшего Церковного Управления в виде Синода, Высшего Церковного Совета и т.д. создавать не нужно.»

 

Положение русских людей, живших в различных государствах, в различных политических системах, в различных частях света, очень различалось. А как мы помним, при обсуждении на Поместном Соборе вопроса распределения епархий по митрополичьим округам, прежде всего принимались во внимание общие нужды населения и легкость сообщения между епархиями.

 

Например, согласно приблизительному разделению епархий на округа, предложенному на Поместном Соборе, Северо-Американские епархии составляют один церковный округ, который, конечно, не включает в себя все зарубежные епархии.

 

Мы приводим здесь мнение проф. Троицкого, не потому, что мы полностью согласны с его выводами в историческом контексте. Для нас существенно то, что, по мнению авторитетнейшего канониста, Указ №362 предписывает образование церковных округов, а не единого центра церковного управления.

 

Епископ Григорий (Граббе)Г. Граббе, возражая С. Троицкому, в своей статье убедительно аргументирует в пользу объединения всей заграничной части Русской Церкви. Существование Синода обосновывается им на соображениях церковной пользы и на том, что он произведен самой  жизнью и принят церковным сознанием большинства архиереев. Однако, Г. Граббе не имеет сильных аргументов против утверждения С. Троицкого, что единый церковный центр зарубежья  не соответствует как букве, так и мысли Указа №362.

 

Как было сказано в начале этого доклада, «Положение о РПЦЗ» ссылается на Указ №362. Этим предполагается, что РПЦЗ была одним митрополичьим округом, но здесь есть некоторая натяжка. Если РПЦЗ было объединением епархий в один митрополичий округ, то как тогда объяснить тот факт, что внутри РПЦЗ были части, выделенные в меньшие митрополичьи округи?

 

drawing 8

 

В 1935 г. на Архиерейском Соборе была произведена попытка преодолеть церковные разделения путем создания митрополичьих округов. Согласно Временному Положению о Русской Православной Церкви за границей (1936 г.) , были образованы четыре митрополичьих округа, состоящие из нескольких епархий. Округи были только частично автономны, и подчинялись Карловацкому Синоду.  (Рис. 8)

 

Таким образом, это Временное Положение было как бы компромиссным вариантом, сохраняющим и централизацию, и частичную автономию областей. Одними из творцов этого Положения были проф. С. Троицкий и Г. Граббе.

 

Временное Положение очень близко повторяет канонические формы митрополичьих округов, выработанные на Поместном Соборе 1918 г. Только по Положению 1936 г., митрополичьи округа подчиняются зарубежному Синоду, тогда как митрополичьи округа, принятые Поместным Собором, подчинялись Высшей Российской церковной власти.

 

Поместный Собор 1917 – 1918 гг. и его учение о взаимоотношениях Церкви и государства

 

Отсюда совершенно очевидно, что Синод РПЦЗ не был возглавлением одного митрополичьего округа, по мысли Указа №362, а как бы зарубежной альтернативой Высшего Церковного Управления. Однако Указ №362 ничего не говорит о создании церковного центра, которому бы подчинялись несколько церковных округов. Такого образования Указ не предвидит и не предписывает.

 

Означает ли это, что Синод РПЦЗ был неканоничен? Конечно, нет. Но его каноничность происходила не в силу буквы указов, а в силу церковной пользы. (Канонично то, что полезно для Церкви).

 

Наше положение

Совершенно очевидно, что сейчас нельзя даже представить себе единый административный центр Русской Церкви, с другой стороны, его существование, возможно, и не было бы полезно. Церковная жизнь, как в России, так и за рубежом должна строиться на основании указа №362 – основного руководящего канонического документа. В соответствии с этим Указом, должны быть сформированы на добровольных началах церковные округа, состоящие из нескольких епархий.

 

ROCOR_Hierarchs_of_the_North_American_Metropolia,_late_1930s

 

Архиереи округа должны будут избрать из своей среды первоиерарха, в отношении к которому будут исполнять обязанности, налагаемые 34-м Апостольским правилом. Такие округа будут поддерживать между собой евхаристическое общение и тесные связи, выражающиеся в братском общении и взаимопомощи. По временам будут собираться общие соборы для разрешения общецерковных вопросов. Однако, в административном отношении каждый округ будет независимым. Нетрудно видеть, что такая организация Церкви будет возвратом к древним каноническим формам.

 

У нас уже исторически сложились церковные образования, на подобие церковных округов – это так называемые «осколки». Конечно, эти церковные образования имеют большие недостатки, например, то, что они территориально накладываются друг на друга. Собственно, проблема «осколков» не в самом дроблении, – это дробление имеет свои позитивные стороны, и оно вполне канонично. Так выглядела Церковь в древности, и подобное дробление предвидится Указом №362. Главная проблема «осколков» в том, что между ними нет литургического общения, и многие из них не имеют соборности.

 

В основание литургического общения между «осколками», как и было в древней Церкви, должны быть положены: православное исповедание и законность иерархии. Евхаристическое общение невозможно только с неправославными, или неимеющими правильного рукоположения, или запрещенными клириками. Если этих препятствий не имеется, то нет никакой причины отказываться от совместного служения. Необходимо нам всем осознать ненормальность положения, когда православные архиереи не имеют евхаристического общения друг с другом и нисколько не заботятся об этом.

 

iii всезарубежный собор русской православной церкви заграницей джорданвиль 1974 г

 

Процесс объединения «осколков» нужно видеть не в административном слиянии их в одну структуру или подчинении всех одному центру, а в том, чтобы между ними установилось евхаристическое и братское общение, вместо нынешнего соперничества, претензий и взаимных отлучений.

 

«Осколки» оспаривают друг у друга каноническое правопреемство от прежней Зарубежной Церкви, однако, его не существует. Как было сказано выше, Синод РПЦЗ существовал не на основании каких-либо канонических актов, а скорее, вопреки им. Смысл существования Синода был в том, что он являлся носителем церковной правды. Когда же впоследствии Синод впал в соблазн сергианства, то он утерял всякое значение.

 

 

Получается странная картина: «осколки» соревнуются за обладание несуществующим наследством. Наследство Зарубежной Церкви состоит не в каких-то особых канонических правах – их нет, а в духе истинной церковности, в мудрости царского пути, соединяющего твердое стояние в истине и хранение предания Церкви, но без уклонения в крайности фанатизма и сектантского мышления. К сожалению, о стяжании этого духовного наследства Зарубежной Церкви наши «осколки» нисколько не заботятся.

 

Apxieperckit Cooop LlepKBH 3ar Poccia 1981

 

В высшей степени странно, когда какой-нибудь маленький «осколок», не имея за собой ни малейшего морального авторитета, претендует на высшую власть над всей Русской Церковью, на основании какого-то невнятного правопреемства от прежней РПЦЗ, как, например, это было сказано в недавнем «Заявлении Архиерейского Собора РПЦЗ».

 

«Осколкам» нечего делить и не из-за чего соперничать. Все они являются временно-самоуправляющимися частями Русской Поместной Церкви, независимо от того, где они находятся, в России или за рубежом, и какой бы аббревиатурой они себя ни называли. Однако, им нужно организоваться на началах соборности, согласно с Указом №362, чтобы из «осколков» стать каноничными Церковными Округами.

 

Запрещения

Отдельно рассмотрим вопрос запрещений в священнослужении, которым подверглись некоторые «осколки». Иерархия большинства «осколков» имеет несомненное апостольское преемство, но каноничность их остается под вопросом, из-за того, что эти «осколки» при своем образовании были расценены как раскол и их епископат был подвержен запрещению.

 

В отношении «осколков», запрещенных Синодом РПЦЗ, (как например, Суздальский Синод), проблема состоит в том, что больше не существует церковной власти, наложившей это запрещение (т.е. она впала в сергианство).

 

1996, сентябрь - Архиерейский Собор.

 

А по канонам, запрещение может быть снято только той Церковью, которая его наложила, (Ап.правило 32; 1-го Всел. Соб. 5-е правило).

 

Поскольку не имеется возможности по канонам снять прещения, наложенные Синодом митр. Виталия и митр. Лавра, то уже не имеет смысла признавать эти прещения. Их нужно считать, как небывшие. Эти прещения могли бы быть формально отменены общим собором архиереев «осколков».

 

Что же касается  взаимных запрещений, наложенных  уже иерархией «осколков» друг на друга, то эти запрещения были подчас наложены на основании неверных канонических представлений. По этой причине их можно было бы просто игнорировать.

 

По слову одного современного церковного деятеля, «процесс “собирания осколков” должен на первой стадии быть больше “идейным”, а не организационно-административным. Пора, наконец, сформулировать яркую и убедительную идеологию, или, выражаясь богословским языком, “экклезиологию осколков”, которая постепенно станет более популярной и влиятельной, чем старая “административно-синодальная экклезиология”»

 

По моему мнению, такая «экклезиология осколков» достаточно ясно определена Указом №362. Как это выразил прот. Николай Артемов: «По сути, Указом № 362 дана санкция на переустройство всей Русской Церкви по принципу митрополичьих или церковных округов, сохраняющих между собою духовное единение до возможности свободно определить свою общую жизнь на уровне всецелой Русской Церкви

 

В заключение приведу слова одного из исповедников Русской Церкви: «Из истории мы видим, что частей Церкви Вселенской ничто подчас не объединяло, кроме причащения от Единого Хлеба-Христа, одного возглавления на небесах… Церковь не гибнет, когда внешнее ея единство разрушается. Она не дорожит внешней организацией, заботясь о сохранении своей истины.

Аминь

 

Bishop Andrei (Erastov)

 

Читать английский перевод сокращенной версии, нажмите здесь.

Читать английский перевод полной версии, нажмите здесь.

Читать полную версию доклада по-русски, нажмите здесь.

Читать резолюцию 6-го Всезарубежного Собора по докладу “Указ №362 и Церковные Округа”, по-русски и по-английски, нажмите здесь.

 

 

Фотографии:
1. Поместный Собор 1917-18 гг.
2. Митр. Антоний и Архиеп. Анастасий с ген. Врангелем и офицерами.
3. Митр. Антоний (Храповицкий)
4. Митр. Евлогий (Георгиевский)
5. Совещание заграничных русских архиереев под председательством Патриарха Сербского Варнавы в Сремских Карловцах, на котором было выработано «Временное положение о Русской Православной Церкви заграницей.» Октябрь 1935 г. Слева направо сидят: митрополит Феофил (Пашковский), митрополит Евлогий (Георгиевский), Патриарх Варнава, митрополит Анастасий (Грибановский), епископ Димитрий (Вознесенский)
6. Проф. С. Троицкий
7. Еп. Григорий (Граббе)
8. Патриарх Тихон во время крестного хода
9. Иерархи Северо-Американской митрополии в конце 1930-х. Сидят: архиепископ Адам (Филипповский), митрополит Феофил (Пашковский), архиепископ Виталий (Максименко)
10. Участники Третьего Всезарубежного Собора 1974 год
11. Архиерейский Собор РПЦЗ 1981 года, на котором был разработан чин прославления Новомучеников и Исповедников Российских.
12. Архиерейский собор РПЦЗ 1993 год