Skip to main content
Patriarch Tikhon

Святитель Тихон, Патриарх Московский и Bсея Руси, Часть 1

Святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси«Чадца мои! Все православные русские люди! Все христиане! … Следуйте за Христом! Не изменяйте Ему. Не поддавайтесь искушению, не губите в крови отмщения и свою душу. Не будьте побеждены злом. Побеждайте зло добром!»”

 Смиренный Тихон, Патриарх Московский и всея России.

25 марта/7 апреля – день преставления (1925 год),

Святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси

Будущий Патриарх Тихон в миру носил имя Василий Иванович Белавин. Он родился 19 января/ 1 февраля 1865 года в маленьком селе Клин близ города Торопца Псковской губернии, в семье приходского священника Спасо-Преображенской церкви.  Из замечательных эпизодов его детства известно, что однажды священник Иоанн Белавин, его отец, вместе со своими сыновьями ночевал на сеновале. Во сне ему явилась мать, бабушка Патриарха Тихона, и предсказала судьбу трех сыновей, своих внуков. Про одного она сказала, что он будет жить обычной жизнью, про другого — что умрет молодым, а про Василия сказала, что он будет велик. Отец Иоанн, проснувшись, рассказал этот сон своей жене, таким образом, это предание сохранилось в семье. Пророческий сон впоследствии в точности исполнился.

 

 Учился Василий в Псковской духовной семинарии в 1878–1883 гг., скромный семинарист, отличавшийся религиозностью, ласковым и привлекательным характером. Он был довольно высокого роста, белокурый. Товарищи любили его, но к этой любви всегда присоединялось и чувство уважения, объяснявшееся его религиозностью, блестящими успехами в науках и всегдашнею готовностью помочь товарищам в разъяснении уроков.  Замечательно, что товарищи в семинарии шутливо называли его «архиереем». Товарищи вспоминали, что «у Васи-архиерея» была хорошая шуба, которую часто просили у него семинаристы для выхода в город.

 

В Петроградской духовной академии, куда поступил он в 19 лет, на год раньше положенного, не принято было давать шутливые прозвища, но товарищи по курсу, очень любившие ласкового и спокойно-религиозного псковича, называли его уже «патриархом». Впоследствии, когда он стал первым в России, после 217-летнего перерыва, патриархом, его товарищи по академии не раз вспоминали это пророческое прозвище.

 

TihonИ в академии, как и в семинарии, студент Белавин был всеобщим любимцем. В 1888 г. Белавин 23 лет от роду оканчивает академию и получает назначение в родную Псковскую духовную семинарию преподавателем. Ученики его очень любили, как и все, с кем он встречался (это было особенностью его жизни). Но вот разнеслась неожиданная весть: молодой преподаватель подал архиепископу прошение о принятии монашества, и скоро будет его пострижение. Епископ Гермоген, добрый и умный старец, назначил пострижение в семинарской церкви, и на этот обряд, редкий в губернском городе, да еще над человеком, которого многие так хорошо знали, собрался чуть не весь город. При постриге не случайно дается столь соответствующее ему имя Тихона, в честь святителя Тихона Задонского.

 

Вскоре его рукоположили в сан иеромонаха и направили в Холмскую духовную семинарию (Варшавской епархии), где он назначен был сначала инспектором, а затем ректором. На 33-м году жизни, в 1897 году, совершилась его хиротония во епископа Люблинского, викария Варшавской епархии. Епископ Тихон был очень популярен и в семинарии, и среди простого народа. Милый и обаятельный, он всюду был желанным гостем, всех располагал к себе, оживлял любое собрание, в его обществе всем было приятно, легко.

 

 В 1898 г. святитель Тихон был направлен в далекую американскую епархию в сане епископа Алеутского. Возглавляя Православную Церковь в Америке, епископ Тихон много преуспел в великом деле распространения Православия и снискал себе всеобщую любовь и преданность, он возглавлял богослужения, совершавшиеся на нескольких языках, и был избран почетным гражданином Соединенных Штатов.

 

тихонЛишь год пробыл святитель Тихон на своей первой кафедре, но, когда пришел указ о его переводе на Алеутскую и Североамериканскую кафедру, провожали его со слезами, — такую любовь он снискал у населения. Плакала и православная Америка, где и поныне его именуют Апостолом Православия, и где он в течение семи лет мудро руководил паствой: преодолевая тысячи миль, посещал труднодоступные и отдаленные приходы, помогал обустраивать их духовную жизнь, возводил новые храмы, среди которых — величественный Свято-Никольский собор в Нью-Йорке. Его паства в Америке возросла до четырехсот тысяч: русские и сербы, греки и арабы, обращенные из униатства словаки и русины, коренные жители — креолы, индейцы, алеуты и эскимосы.

 

 

За время службы в Америке (около 7 лет) преосвященный Тихон только один раз приезжал в Россию, где был возведен в сан архиепископа.

 

В 1907 он призывается к управлению одной из самых старейших и важнейших епархий в России, Ярославской, где он пришелся всем по душе. Все полюбили доступного, разумного, ласкового архипастыря. Часто посещал он церкви и даже ходил пешком, что в ту пору было необычайным делом для русских архиереев. А при посещении церквей вникал во все подробности церковной обстановки, даже поднимался иногда на колокольню, к удивлению батюшек, непривычных к такой простоте архиереев. Но это удивление скоро сменялось искреннею любовью к архипастырю, разговаривавшему с подчиненными просто и ласково. Даже замечания обыкновенно делались добродушно, иногда с шуткою, которая еще более заставляла виновного стараться исправить замеченную неисправность.

 

Тихон Белавин в ВильноЯрославцам казалось, что они получили идеального архипастыря, с которым никогда не расстанутся. Но в  1914 году Владыка был переведен на Виленскую кафедру. Проводы Преосвященного Тихона в Ярославле были необычайно трогательны: Городская Дума избрала его почетным гражданином Ярославля, – отличие, не выпавшее на долю ни одному архиерею.

 

В Виленской епархии  Архиепископ Тихон, как всегда, очень быстро завоевал уважение, авторитет и любовь. В Вильне от православного архиепископа требовалось много такта. Нужно было угодить и местным властям, и православным жителям края, настроенным иногда крайне враждебно к полякам, нужно было и не раздражать поляков, составлявших большинство местной интеллигенции, нужно было всегда держать во внимании особенности духовной жизни края, отчасти ополяченного и окатоличенного. И здесь все его уважали. Вот он едет из Вильны на свою великолепную архиерейскую дачу, в простой коляске и в дорожной скуфейке, к ужасу русских служащих; но все, кто его встречали и узнавали, русские, поляки и евреи, низко ему кланялись. Вскоре после его назначения началась война, и его служение осложнилось многими новыми заботами. Здесь, в Вильне, преосвященного застало в 1914 г. объявление войны. Его епархия оказалась в сфере военных действий, а затем через нее прошел и военный фронт, отрезавший часть епархии от России. В Первую мировую войну, когда немцы были уже под стенами Вильно, он вывозит в Москву мощи Виленских мучеников, другие святыни и, возвратившись в еще не занятые врагом земли, служит в переполненных храмах, обходит лазареты, благословляет и напутствует уходящие защищать Отечество войска.

 

tihonВо всех организациях, помогавших воинам и пострадавшим на войне, преосвященный Тихон принимал деятельное участие, посещал и болящих и страждущих, побывал даже на передовых позициях, под неприятельским обстрелом, за что получил высокий орден с мечами. Ему пришлось думать о беженцах, эвакуировать в Москву мощи Виленских мучеников, у него же сохранялась и чудотворная Жировицкая икона Божией Матери, впоследствии им возвращенная в Жировицкий монастырь. На это же время падает и присутствие архиепископа Тихона в Св. Синоде, куда он неоднократно вызывался правительством.. Его деятельность расширяется, он много времени проводит в Москве, где его и застала Февральская революция 1917 года. После революции обер-прокурором Святейшего Синода был назначен В.Н. Львов. Он сместил с кафедр двух старших митрополитов Русской Церкви: митрополита Московского Макария (Невского) и митрополита Санкт-Петербургского Питирима (Окнова), затем вскоре распустил Синод, чтобы новый состав сделать для себя более удобным. В числе опальных оказался и архиепископ Виленский Тихон, бывший в это время членом Святейшего Синода. Желая привлечь к церковному управлению новых людей, В.Н. Львов организовал выборы на освободившиеся Московскую, Петербургскую и еще в нескольких епархиях кафедры, которые возглавляли неприемлемые с точки зрения реформаторов епископы. Наступившая в это время невиданная в России свобода дала возможность свободных выборов на Московскую и Петербургскую кафедры. Действительно, в древности в Церкви епископов выбирал народ, но за многие века эта традиция была утрачена, и епископы стали получать назначение от власти.

 

15-го августа 1917 году, в Москве открылся Священный Собор. Можно сказать с уверенностью, что в русской истории не было собора столь представительного, ответственного и смелого, столь воодушевленного живой верой и готового идти на подвиг, как Поместный собор 1917—1918 г. Этот собор открылся в день Успения Божией Матери, по новому стилю 28 августа 1917 года. Почетным председателем собора стал старейший митрополит Киевский Владимир, а действующим председателем был избран святитель Тихон, возведенный за несколько дней до этого в сан митрополита. С самого начала работы собора ощущалось тревожное время, тревожные приметы будущих перемен. И на соборе был поднят вопрос о реформе церковного управления: было предложено возродить в Русской Церкви патриаршество. Против этого было много возражений. Многие деятели Русской Церкви, привыкшие к синодальному управлению, считали, что управление патриаршее подобно монархическому, оно уничтожает коллегиальность и дает волю произволу одного человека — патриарха, считали, что это опасно и вредно. В это время монархия была свергнута, поэтому в России возращение к такому личному возглавлению Церкви казалось непопулярным. Но после многих заседаний и горячих дискуссий, где выступали замечательные деятели Русской Церкви, мыслители, люди святой жизни, было решено избрать патриарха. По началу Собора, на котором были течения об умалении даже власти архиерейской, трудно было предвидеть восстановление Патриаршества и только после большевицкого переворота, под грохот пушек, Собор решил избрать Патриарха.

 

На Соборе рядом со специалистами канонического права и богословия сидели и простые крестьяне, и сплошь да рядом, в самых серьезных вопросах одерживали верх мнения не людей науки, а простых смиренных крестьян. Один из крестьян сказал: “у нас нет больше царя, нет отца, которого мы бы любили; Синод любить невозможно, а потому мы, крестьяне, хотим патриарха”.

 

Спешно приступили к выборам Патриарха: опасаясь, как бы большевики не разогнали Собор. Решено было голосованием всех членов Собора избрать трех кандидатов, а затем предоставить воле Божией, посредством жребия, указать избранника. 5/18 ноября 1917 г. в храме Христа Спасителя была совершена Божественная литургия. Перед Владимирской иконой Божией Матери, специально принесенной из Успенского собора Кремля, был поставлен запечатанный ковчег со жребиями. После литургии старец Зосимовой Смоленской пустыни иеросхимонах Алексий вынул жребий. Будущий священномученик митрополит Киевский Владимир огласил имя избранного: «Митрополит Тихон».

 

Жребий с именем новоизбранного Патриарха Всероссийского Тихона, извлеченный 5 ноября 1917 года из ковчежца пред царскими вратами храма Христа Спасителя.

Со смирением и достоинством принял преосвященный Тихон известие о Божием избрании.

 

После молебна митрополит Владимiр, обращаясь к новоизбранному, произнес: “Преосвященный Митрополит Тихон, Священный и великий Собор призывает твою святыню на Патриаршество Богоспасаемого града Москвы и всея России”, на что митрополит Тихон отвечал: “понеже Священный и великий Собор судил меня, недостойного, быти в таком служении, благодарю, приемлю и нимало вопреки глаголю”. Когда митрополит Владимир вручил ему с приветственным словом жезл Святителя Петра, митрополита Московского, Святейший Патриарх ответил исполненною глубины прозрения речью.

 

«Устроением Промышления Божия, мое вхождение в сей Соборный Патриарший Храм Пречистыя Богоматери совпадает с всечестным праздником Введения во Храм Пресвятые Богородицы. Сотвори Захария вещь странну и всем удивительну, егда введе в самую внутреннюю скинию, во Святая Святых, cиe же сотвори по таинственному Божиему научению. Дивно для всех и мое – Божиим устроением нынешнее вступление на Патриаршее место, после того, как свыше 200 л. стояло пусто. Многие мужи, сильные словом и делом, свидетельствованные в вере, – мужи, которых весь мир не был достоин, не получили, однако, осуществления своих чаяний о восстановлении Патриаршества на Руси, не вошли в покой Господень, в обетованную землю, куда направлены были их святые помышления, ибо Бог призрел нечто лучшее о нас. Но да не впадем от сего, братие, в гордыню. Один мыслитель, приветствуя мое недостоинство, писал: “Может быть, дарование нам Патриаршества, которого не могли увидеть люди, более нас сильные и достойные, служит указанием проявления Божией милости именно к нашей немощи, к бедности духовной”. А по отношению ко мне самому дарованием Патриаршества дается мне чувствовать, как много от меня требуется и как многого для сего мне не достает. И от сознания сего священным трепетом объемлется ныне душа моя. Подобно Давиду, и я мал бе в братии моей, а братья мои прекрасны и велики, но Господь благоволил избрать меня. Кто же я, Господи, Господи, что Ты так возвел и отличил меня? Ты знаешь раба Твоего, и что могу сказать Тебе? И ныне благослови раба Твоего. Раб Твой среди народа Твоего, столь многочисленного, – даруй же мне сердце разумное, дабы мудро руководить народом по пути спасения. Согрей сердце мое любовью к чадам Церкви Божией, и расшири его, да не тесно будет им вмещаться во мне. Ведь архипастырское служение есть по преимуществу служение любви. Правда, Патриаршество восстанавливается на Руси в грозные дни, среди огня и орудийной смертоносной пальбы. Вероятно, и само оно принуждено будет не раз прибегать к мерам запрещения для вразумления непокорных и для восстановления порядка церковного. Но как в древности пророку Илии явился Господь, не в буре, не в трусе, не в огне, а в прохладе, в веянии тихого ветерка, так и ныне на наши малодушные укоры: “Господи, Сыны Российские оставили завет Твой, разрушили Твои жертвенники, стреляли по храмовым и кремлевским святыням, избивали священников Твоих”, – слышится тихое  слово Твое: “еще семь тысящ мужей не преклонили колена пред современным ваалом и не изменили Богу истинному”. И Господь как бы говорит мне так: “Иди и разыщи тех, ради коих еще пока стоит и держится Русская Земля, – Но не оставляй и заблудших овец, обреченных на погибель, на заклание, овец, поистине жалких. Паси их, и для сего возьми жезл сей, жезл благоволения. С ним потерявшуюся – отыщи, угнанную возврати, пораженную – перевяжи, больную укрепи, разжиревшую и буйную – истреби, паси их по правде”. В сем да поможет мне Сам Пастыреначальник, молитвами Пресвятые Богородицы и Святителей Московских. Бог да благословит всех нас благодатию Своею. Аминь».

 

21 ноября 1917 года, в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы, состоялась интронизация (настолование) владыки Тихона. По традиции Восточных Православных Церквей было проведено троекратное «посаждение» избранного на патриаршее место. Великое церковное торжество происходило в Успенском Соборе 21 ноября 1917 году; мощно гудел Иван Великий, кругом шумели толпы народа, наполнявшие не только Кремль, но и Красную площадь, куда были собраны крестные ходы изо всех московских церквей. За литургией два первенствующие митрополита при пении “аксиос” и вручением жезла Святителя Петра, возвели Божия избранника на патриарший трон.

 

После литургии новый Патриарх в сопровождении крестного хода обошел вокруг Кремля, окропляя его святою водою. Замечательно отношение большевиков к этому торжеству. Тогда они не чувствовали еще себя полными хозяевами и не заняли определенной позиции в отношении Церкви, хотя враждебность к ней была ясна. Солдаты, стоявшие на гауптвахте у самого Успенского собора вели себя развязно, не снимали шапок, когда мимо проносили иконы и хоругви, курили, громко разговаривали и смеялись. Но вот вышел из Собора Патриарх, казавшийся сгорбенным старцем в своем круглобелом клобуке с крестом наверху, в синей бархатной мантии патриарха Никона, – и солдаты моментально скинули шапки и бросились к Патриарху, протягивая руки для благословения через перила гауптвахты. Было ясно, что то развязное поведение было лишь бахвальство, модное, напускное, а теперь прорвались настоящие чувства, воспитанные веками.

 

Незадолго до своей кончины святой Иоанн Кронштадтский в одной из бесед со святителем Тихоном сказал ему: «Теперь, Владыко, садитесь Вы на мое место, а я пойду отдохну». Спустя несколько лет пророчество старца сбылось, когда митрополит Московский Тихон жребием был избран Патриархом. Через две с половиной недели, 8 декабря, было выработано соборное постановление «О правах и обязанностях святейшего Патриарха Московского и всея России». В нем среди прочего констатировалось: «Патриарх Российской Церкви есть Первоиерарх ея. Патриарх является первым между равными ему епископами».

 

По причине новых общественно-политических реалий, наступивших в России с конца октября 1917 года, Поместный Собор вынужден был прекратить свою работу ранее намеченного.

 

В историю же он вошел двумя своими деяниями: восстановлением патриаршества и самим избранием «первого среди равных» епископа. При этом святейший Тихон по праву может считаться всенародно и соборно избранным первоиерархом Русской Церкви.

 

Патриарх Тихон не изменился, остался таким же доступным, простым, ласковым человеком, когда стал во главе русских иерархов. Невозможно представить сегодня всю тяжесть ответственности, которая легла на плечи нового Патриарха. Предчувствие всеобщего надвигающегося хаоса и царства антихриста объяло Русь. И под гром орудий, под стрекот пулеметов поставляется Божией рукой на Патриарший престол Первосвятитель Тихон, чтобы взойти на свою Голгофу и стать святым Патриархом-мучеником. Он горел в огне духовной муки ежечасно и терзался вопросами: «Доколе можно уступать безбожной власти?» Где грань, когда благо Церкви он обязан поставить выше благополучия своего народа, выше человеческой жизни, притом не своей, но жизни верных ему православных чад. О своей жизни, о своем будущем он уже совсем не думал. Он сам был готов на гибель ежедневно. «Пусть имя мое погибнет в истории, только бы Церкви была польза», — говорил он, идя вослед  за Христом до конца.

 

Как слезно плачет новый Патриарх пред Господом за свой народ, Церковь Божию: «Господи, сыны Российские оставили Завет Твой, разрушили жертвенники Твои, стреляли по храмовым и Кремлевским святыням, избивали священников Твоих…» Он призывает русских людей очистить сердца покаянием и молитвой, воскресить «в годину Великого посещения Божия в нынешнем подвиге православного русского народа светлые незабвенные дела благочестивых предков”. Для подъема в народе религиозного чувства, по его благословению устраивались грандиозные крестные ходы, в которых неизменно принимал участие Святейший. Безбоязненно служил он в храмах Москвы, Петрограда, Ярославля и других городов, укрепляя духовную паству. Большевики разогнали Учредительное собрание, и он оказался единственным законно избранным вождем народа, так как в выборах членов собора участвовало большинство населения страны. Народ необыкновенно любил и чтил своего архипастыря. Патриарха Тихона часто приглашали служить в разные храмы Москвы и Подмосковья. Когда он приезжал в какой-нибудь подмосковный город, весь народ встречал его, так что в городе обычно прекращали работать на все время его пребывания.

 

kifaВ июне 1918 года святитель прибыл в Петроград. Характерно, что власти отказались предоставить Патриарху купе по его просьбе и дали ему место в плацкартном вагоне. Но железнодорожные рабочие, вопреки этому распоряжению, прицепили к поезду целый вагон и поместили в нем Патриарха Тихона с сопровождающими лицами. К моменту приезда в Петроград Патриарха Тихона около вокзальной площади собрался весь город. Не только вся площадь, но и все прилегающие улицы были заполнены толпами народа.

 

И вот, удивительно торжественная встреча в Петрограде. Патриарха встречают митрополит Петроградский и Гдовский Вениамин (Казанский), викарии Петроградской епархии, множество духовенства; торжеству нет предела. Свое приветствие митрополит Вениамин закончил словами, что и сам он, и духовенство, и все верующие готовы за веру и Церковь принести любые жертвы и даже умереть. “Умереть нынче немудрено,- улыбнулся в ответ Патриарх.- Нынче труднее научиться, как жить”. За шесть дней, проведённых в Петрограде и Кронштадте, Святейшего постоянно окружали толпы народа, устилавшие его путь цветами, часами дожидавшиеся Патриаршего благословения и поучения..

 

На фото в первом ряду слева направо – епископ Нарвский Геннадий (Туберозов), патриарх Тихон и митрополит Петроградский Вениамин. Во втором ряду справа от патриарха – Яков Полозов, его келейник, закрывший святейшего своим телом во время покушения 9 декабря 1924 года; Фото сделано 16 июня 1918 г.

 

Жил патриарх в прежнем помещении московских архиереев, в Троицком подворье Сергиевой лавры, «у Троицы на Самотеке». Этот скромный, хотя и просторный дом имел Крестовую церковь, где монахи Сергиевой лавры ежедневно совершали положенное по уставу богослужение. Рядом с алтарем помещается небольшая молельная комната, уставленная иконами; в ней патриарх и молился во время Богослужения, когда не служил сам. Но служить он любил и часто служил в своей Крестовой церкви. Дом окружен небольшим садиком, где патриарх любил гулять, как только позволяли дела. Здесь часто к нему присоединялись и гости и близко знакомые посетители, с которыми лилась приятная, задушевная беседа, иногда до позднего часа.

 

Конечно, и стол патриарха был очень скромный: черный хлеб подавался по порциям, часто с соломой, картофель без масла. Но и прежде преосвященный Тихон был совсем невзыскателен к столу, любил больше простую пищу, особенно русские щи да кашу.

 

Вот, какой случай произошел 4 декабря 1920 года на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы в голодной Москве: «В этот день, как и всегда после Литургии, он вышел на солею благословлять народ, который любил и ценил этот момент личного общения с любимым архипастырем и отцом. В конце благословения, среди других, подошла к нему одна старая, бедно одетая женщина и, прежде чем принять благословение, подала ему на бумажке кусок колотого сахара и два соленых огурца и сказала: « Прими, отец, не погребуй…». Святейший принял подарок, передал его стоявшим тут же возле него иподиаконам, а сам, нагнувшись с солеи, обнял старуху и поцеловал ее в лоб».

 

Гонения на Церковь продолжались с возрастающей силой: отбиралось и разграблялось церковное имущество, истреблялось в огромном количестве духовенство. Количество убитых священников не поддается никакому подсчету.

 

По строго проверенным данным, в одной Харьковской губернии за 6 месяцев, с конца декабря 1918 г. по июнь 1919 г., было убито 70 священников. Со всех концов России приходили к патриарху известия об этих ужасах. Святитель Тихон возглавил Русскую Православную Церковь в годину тяжелейших испытаний. В ноябре 1917 года “Декларация прав народов России” отменила все национально-религиозные привилегии и ограничения, а “Декрет об уничтожении сословий и гражданских чинов” лишил духовенство сословных преимуществ. В декабре последовало постановление Совета Народных Комиссаров (СНК) о передаче Народному комиссариату по просвещению всех учебных заведений. Затем декреты “О расторжении брака” и “О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния” признали юридическую силу лишь за гражданским браком. Через несколько дней был опубликован проект декрета СНК об отделении Церкви от государства.

 

Первомученик Иоанн КочуровПервомученик Иоанн Кочуров. Патриарх знал о Иоанна по Америке и особенно тяжело переживал его зверское убийство.

Почти сразу после Октябрьской революции отношения государственной власти и предстоятеля Русской Православной Церкви приобрели характер острого конфликта, так как уже первые декреты советской власти коренным образом ломали и церковную, и народную жизнь. В 1917 году, очень скоро после революции, в Петрограде был убит большевиками о. Иоанн Кочуров, сподвижник Патриарха Тихона по американскому служению. Патриарх очень тяжело пережил эту первую мученическую смерть. Послание Патриарха Тихона Совету Народных Комиссаров, по случаю первой годовщины октябрьской революции, гласит: “Захватывая власть и призывая народ довериться вам, какие обещания давали вы ему и как исполнили эти обещания? Поистине, вы дали ему камень вместо хлеба и змею вместо рыбы. Отечество вы подменили бездушным интернационалом… Вы разделили весь народ на враждующие между собой станы и ввергли его в небывалое по жестокости братоубийство. Любовь Христову вы открыто заменили ненавистью, и вместо мира искусственно разожгли классовую вражду. И не предвидится конца порожденной вами войне, так как вы стремитесь руками русских рабочих и крестьян доставить торжество призраку Мировой революции … Никто не чувствует себя в безопасности, все живут под постоянным страхом обыска, грабежа, выселения, ареста, расстрела. Вы обещали свободу … Особенно больно и жестоко нарушение свободы в делах веры … в органах печати злобные богохульства и кощунства. Вы наложили свою руку на церковное достояние, собранное поколениями верующих …

 

Вы закрыли ряд монастырей и домовых церквей. Вы заградили доступ в Московский Кремль – это священное достояние всего верующего народа. Вы разрушаете исконную форму церковной Общины-прихода, разгоняете церковные епархиальные собрания, вмешиваетесь во внутреннее управление Православной Церкви…

 

Мы знаем, что наши обличения вызовут в вас только злобу и негодование и что вы будете искать в них лишь повода для обвинения нас в противлении власти; но чем выше будет подниматься “столп злобы” вашей, тем вернейшим будет то свидетельством справедливости наших обличений … отпразднуйте годовщину своего пребывания у власти освобождением заключенных, прекращением кровопролития, насилия, разорения, стеснения веры… А иначе взыщется от вас всякая кровь праведная, вами проливаемая (Лк. XI, 51) и от меча погибнете сами вы, взявшие меч (Mф. XXVI, 52)”. (Посл. 26 окт. 1918 г.).

 

Когда было составлено послание Патриарха к большевикам, по случаю годовщины их владычества, многие тогда настойчиво отговаривали Патриарха от этого рискованного шага, опасаясь за его свободу и жизнь. На соединенном заседании Синода и Совета все, высказывали крайние опасения и указывали на то, что Патриарх должен беречь себя для пользы Церкви. Патриарх внимательно выслушал все советы, но стоял на своем. В ближайшее воскресенье он служил в своем Троицком подворье и после литургии заявил бывшим у него, что подписал послание и сделал распоряжение об отправке его комиссарам. – “Да, он всех внимательно слушает, мягко ставит возражения, но на деле проявляет несокрушимую волю”, говорил по этому поводу один член Совета.

 

крестный ходНеоднократно устраивались грандиозные крестные ходы для поддержания в народе религиозного чувства, и патриарх неизменно в них участвовал. А когда получили горькую весть об убийстве царской семьи (5/18 июля 1918 г.), то патриарх тотчас же на заседании Собора отслужил панихиду. Затем служил и заупокойную литургию, сказав грозную, обличительную речь, в которой говорил, что, как бы ни судить политику государя, его убийство после того, как он отрекся и не делал ни малейшей попытки вернуться к власти, является ничем не оправданным преступлением, а те, кто его совершили, должны быть заклеймены, как палачи. «Недостаточно только думать это, – добавил патриарх, – не надо бояться громко утверждать это, какие бы репрессии ни угрожали вам» Затем в конце января 1918 года был расстрелян в Киеве митрополит Владимир, почетный председатель Собора. Каждую минуту опасались за жизнь Патриарха. Большевики наложили уже руки на многих членов Собора, ходили тревожые слухи о замыслах и против Патриарха, но, он безбоязненно выезжал в Московския церкви, и вне Москвы, куда его приглашали. Выезжал он либо в карете, либо в открытом экипаже, а перед ним обычно ехал иподиакон в стихаре, с высоким крестом в руках. Народ благоговейно останавливался и снимал шапки.

 

“Доселе Русь была святой, а теперь хотят сделать ее поганою”,- безбожникответил Священный Собор Православной Российской Церкви на декрет о свободе воинствующего безбожия, ставшего государственной политикой. Вскоре после обстрела Кремля и вооруженного захвата Александро-Невской и Почаевской Лавр Патриарх Тихон выпустил послание от 19 января 1918 г., известное как «анафематствование советской власти» По всей России в церквах читалось послание Патриарха с анафематствованием большевиков.

 

anafema«Тяжкое время переживает ныне Святая Православная Церковь Христова в Русской земле: гонения воздвигли на истину Христову явные и тайные враги сей истины и стремятся к тому, чтобы погубить дело Христово и вместо любви христианской всюду сеять семена злобы, ненависти и братоубийственной брани. Забыты и попраны заповеди Христовы о любви к ближним, ежедневно доходят до нас известия об ужасных и зверских избиениях ни в чём не повинных и даже на одре болезни лежащих людей, виновных только разве в том, что честно исполняли свой долг перед Родиной, что все силы свои полагали на служение благу народному. И все это совершается не только под покровом ночной темноты, но и въявь, при дневном свете, с неслыханною доселе дерзостию и беспощадной жестокостью, без всякого суда и с попранием всякого права и законности -совершается в наши дни во всех почти городах и весях нашей Отчизны: и в столицах, и на отдалённых окраинах (в Петрограде, Москве, Иркутске, Севастополе и др.).

Все сие преисполняет сердце наше глубокою болезненною скорбью и вынуждает нас обратиться к таковым извергам рода человеческого с грозным словом обличения и прещения по завету святого апостола: “Согрешающих пред всеми обличай, да и прочие страх имут” (1 Тим. 5, 20). Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы. Ведь то, что творите вы, не только жестокое дело, это поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей – загробной и страшному проклятию потомства в жизни настоящей – земной. Властью, данной нам от Бога, запрещаем вам приступать к Тайнам Христовым, анафематствуем вас, если только вы носите еще имена христианские и хотя по рождению своему принадлежите к Церкви Православной. Заклинаем и всех вас, верных чад Православной Церкви Христовой, не вступать с таковыми извергами рода человеческого в какое-либо общение: “Измите злаго от вас самех” (1 Кор. 5, 13)….

 

«Зовем всех вас, верующих и верных чад Церкви: станьте на защиту оскорбляемой и угнетаемой ныне Святой Матери нашей. Враги Церкви захватывают власть над нею и ее достоянием силою смертоносного оружия, а вы противостаньте им силою веры вашей, вашего властного всенародного вопля, который остановит безумцев и покажет им, что не имеют они права называть себя поборниками народного блага, строителями новой жизни по велению народного разума, ибо действуют даже противно совести народной. А если нужно будет и пострадать за дело Христово, зовем вас, возлюбленные чада Церкви, зовем вас на эти страдания вместе с собою словами святого апостола: “Кто ны разлучит от любве Божия? Скорбь ли, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или меч?” (Рим. 8, 35).

 

А вы, братие архипастыри и пастыри, не медля ни одного часа в нашем духовном делании, с пламенной ревностью зовите чад ваших на защиту попираемых ныне прав Церкви Православной, немедленно устрояйте духовные союзы, зовите не нуждою, а доброю волею становиться в ряды духовных борцов, которые силе внешней противопоставят силу своего святого воодушевления, и мы твердо уповаем, что враги Церкви будут посрамлены и расточатся силою Креста Христова, ибо непреложно обетование Самого Божественного Крестоносца: “Созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ей” (Мф. 16, 18).

 

Патриарх Московский и всея России Тихон

Патриарх призывал «верных чад Церкви» не к вооруженной борьбе, а к покаянию и духовному, молитвенному подвигу: «Противостаньте им силою веры вашей, вашего властного всенародного вопля, который остановит безумцев и покажет им, что не имеют они права называть себя поборниками народного блага». Святейший Тихон умолял православный народ «не сходить с пути крестного, ниспосланного Богом, на путь восхищения мирской силы», особо предостерегал, чтобы не позволили увлечь себя страстью отмщения. Служителям Церкви Патриарх напоминал, что они «по своему сану должны стоять выше и вне всяких политических интересов» и не участвовать в политических партиях и выступлениях.

 

Требование Патриарха не связывать Церковь ни с каким политическим движением, ни с каким образом правления в условиях ожесточенной войны не смогло отвести угроз в его адрес. Власти обвинили его в пособничестве белому движению и в контрреволюционности .Пред своей последней службой на свободе, в одном из Московских храмов, Патриарх явился из ЧК уже поздно ночью. Своим келейникам, измученным ожиданием, он сказал: “уж очень строго допрашивали”. – “Что же Вам будет?” – “Обещали голову срубить”, – отвечал Патриарх.

 

Тотчас по заключении Патриарха большевики организовали новую церковную власть, так называемых обновленцев. Большевики готовили для Патриарха процесс, но по соображениям внутренней и внешней политики принуждены были предложить ему выйти на свободу под условием подачи властям покаянного заявления с признанием справедливости возведенных на него обвинений. Патриарх принес эту жертву своим именем и славой мученичества. О своем положении Патриарх говорил: “лучше сидеть в тюрьме, я ведь только считаюсь на свободе, а ничего делать не могу, я посылаю архиерея на юг, а он попадает на север, послылаю на запад, а его привозят на восток”. Так ЧК не позволяла назначенным им архиереям даже доехать до своих епархий, направляла их в места заключения, ссылки или расстрела. Осенью 1918 г. во время разгула красного террора власти предприняли попытки организовать кампанию против Патриарха Тихона в связи с делом главы английской миссии Локкарта и провели первый обыск на его квартире. 24 ноября 1918 г. Патриарх Тихон был заключен под домашний арест. Основной пункт предъявленных Патриарху обвинений сводился к якобы имевшим место призывам Первосвятителя к свержению советской власти.

 

В ответном письме в Совнарком Патриарх заявил, что он никаких воззваний «о свержении советской власти» не подписывал и никаких действий для этого не предпринимал и предпринимать не собирается. «Что многим мероприятиям народных правителей я не сочувствую и не могу сочувствовать как служитель Христовых начал, этого я не скрываю и о сем открыто писал в обращении к Народным Комиссарам перед празднованием годовщины Октябрьской революции, но тогда же и столь же откровенно я заявил, что не наше дело судить о земной власти, Богом допущенной, а тем более предпринимать действия, направленные к ее низвержению. Наш долг лишь указать на отступления людские от великих Христовых заветов, любви, свободы и братства, изобличать действия, основанные на насилии и ненависти, и звать всех ко Христу». Совет объединенных приходов Москвы, понимая, что жизни Патриарха грозит опасность, организовал из добровольцев безоружную охрану у покоев Святейшего на Троицком подворье. 14 августа 1919 г. Наркомат издал постановление об организации вскрытия мощей, а 25 августа 1920 г. — о ликвидации мощей во всероссийском масштабе. Было вскрыто 65 рак с мощами российских святых, в том числе и самых почитаемых, таких как прпп. Сергий Радонежский и Серафим Саровский. Патриарх Тихон не мог оставить без ответа это глумление и написал воззвание, требуя прекратить кощунства.

 

Вскрытие мощей сопровождалось закрытием монастырей. В 1919 г. власти посягнули на национальную святыню — Троице-Сергиеву Лавру и святые мощи прп. Сергия Радонежского, вызвав этим бурю возмущений. Несмотря на то, что вскрытие мощей было чрезвычайно оскорбительно для Церкви и означало прямое гонение на веру, народ не ушел из Церкви. 13 сентября и 10 октября 1919 г. Патриарх Тихон был подвергнут допросам. 24 декабря 1919 г. последовало решение ВЧК снова подвергнуть Патриарха домашнему аресту, главная цель которого заключалась в его изоляции. В этот период святитель Тихон постоянно служил в домовом Сергиевском храме Троицкого подворья. Из-под домашнего ареста он был освобожден не ранее сентября 1921 г., хотя постепенно режим ареста был ослаблен и святителю разрешили выезжать на служение. Последующие события были еще более зловещими.

 

Святитель Тихон, Патриарх Московский и Bсея Руси, Часть 2 —–>>>

Иллюстрации:

  1. Святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси
  2. Святитель Тихон. 1913 г.
  3. На Алеутской и Североамериканской кафедре
  4. На Виленской кафедре
  5. Митрополит Московский Тихон благословляет батальон. 1917 г.
  6. Поместный собор 1917 г.
  7. Жребий с именем новоизбранного Патриарха Всероссийского Тихона, извлеченный 5 ноября 1917 года из ковчежца пред царскими вратами храма Христа Спасителя.
  8. Святейший Тихон, Патриарх Всероссийский.
  9. Св. Тихон с жезлом Святителя Петра.
  10. Патриарх Тихон в группе священнослужителей.
  11. Патриарх с митр. Петроградским Вениамином.
  12. Патриаршее облачение.
  13. Сброшенный колокол.
  14. Комиссия по изъятию церковных ценностей.
  15. Первомученик Иоанн Кочуров.
  16. Император Николай II и архиепископ Ярославский Тихон в дни празднования 300-летия Дома Романовых. 1913 г.
  17. Крестный ход.
  18. Юные безбожники.
  19. Патриарх Тихон.
  20. Разоряют храм.
  21. Вскрытие мощей.
  22. Трупы умерших от голода.

На заставке: Святитель Тихон, Патриарх Московский и Bсея Руси